Солистка филармонии: как отказаться от сцены в Нью-Йорке, чтобы учить детей в Барсово

15:48
3.26K
Солистка филармонии: как отказаться от сцены в Нью-Йорке, чтобы учить детей в Барсово

Звезда Севера – иначе про солистку со звёздным именем не скажешь. Обладательница редкого колоратурного сопрано Венера Батыршина служит в Сургутской филармонии и преподаёт вокал в обычной школе искусств посёлка Барсово. Среди почитателей таланта Батыршиной и наш журналист – Алёна Кожевова, именно ей в эксклюзивном интервью артистка рассказала, каково совмещать певческую карьеру с преподаванием, чем она мотивировала отказ на приглашение в Нью-Йорк, какие недуги исцеляет вокал.

Через три рукопожатия с Шаляпиным.

Венера Батыршина любит музыку с детства. До сих пор греют душу воспоминания, как по праздникам собирались гости и родительский дом наполнялся звуками гармони, баяна и песнями. Именно успех домашних концертов стал поводом отдать маленькую Венеру в музыкальную школу, где педагоги сразу распознали талант.

– Первыми на мой голос обратили внимание школьный учитель музыки и учитель хора. Так я начала солировать. Моей первой песней была «Ласточка» Евгения Крылатова. Голос – сложный инструмент, если поёшь правильно, связки с годами развиваются, голос становится лучше и богаче.

Это к тому, что самый высокий и редкий тембр – не только божий дар, но и ежедневный труд. И если в сказках желающие выковать голос ходили к кузнецу, то наша героиня оттачивала мастерство в Перми. Сначала на музфаке Осинского педучилища, а потом в Пермском государственном университете культуры.

– Мой голос удалось раскрыть Ольге Андреевне Захаровой. Она из плеяды педагогов, вокалистов, которые являлись учениками известных певцов дореволюционной России, которые пели с Шаляпиным, Неждановой и другими знаменитыми певцами, с людьми, которые трепетно передавали вокальную школу итальянского бельканто. Я приезжала к своему учителю даже после переезда в Сургут. Каждое лето приходила на её уроки, чтобы проверить качество голоса, исправить вокальные ошибки, готовиться к конкурсам.

Соль третьей октавы.

Колоратурное сопрано – не просто редкий, природный тембр, но и большое мастерство. Если совсем популярно, исполнитель быстро бегает по нотам на очень большой высоте. Для этого надо иметь невероятно развитые лёгкие и диафрагму, идеальный слух и точнейшую координацию. Таким тембром обладала героиня фильма «Пятый элемент» Дива Плавалагуна, которая спела одну из сложнейших арий. К слову, Венере Батышиной эта композиция тоже по силам.

– Долго к выступлению я не готовилась. Много лет являюсь солисткой городского оркестра «Сургут Экспресс-Бэнд», и дирижер оркестра Татьяна Санина предложила спеть арию из «Пятого элемента». Ноты есть, всё есть, даже прекрасный аранжировщик есть! Говорю: «Давай»! Немного потрудились, но в целом далось несложно.

Колоратурное сопрано – самый высокий женский голос, диапазон: от до первой октавы до фа третьей октавы, в исключительных случаях до соль третьей октавы.

«Колоратура» переводится с итальянского как «украшение», «подарок». Именно так – как к самому дорогому – относится к своему голосу собеседница «Вестника» и бережёт его как ценный дар.

– Я каждый раз просыпаюсь и благодарю бога за профессию. Я могу петь в оперном театре, в филармонии, и в храме, могу заниматься преподаванием. Выбирать профессию певца нужно только в том случае, если ты не можешь без этого жить. В общем, поэтому у меня никогда не было мыслей закончить музыкальную карьеру и заняться чем-то другим.

Американская мечта – не цель

Так повелось, что талантливые музыканты стремятся уехать в Москву и Санкт-Петербург. В мегаполисах спектр возможностей шире и выше, а получить признание и известность – соблазн для каждого. Самых одарённых заманивают в большие города ещё в молодости.

– Такие предложения поступали, когда я была ещё студенткой. Педагог так и сказала мне: «Венера, оканчивай четвертый курс и езжай в Москву. Поступи в консерваторию». Уверяла, что всё у меня будет: и блестящая карьера, и всё остальное в жизни сложится.

После победы на конкурсе в Тюмени председатель жюри позвал Венеру Батыршину выступать на сцене Нью-Йорка. Казалось бы, вот оно: предложение, от которого нельзя отказаться! Всемирная слава, признание, богатство! Далеко не каждому выпадает такой шанс. Но Венера, к всеобщему удивлению, предпочла американской мечте жизнь на Севере. Не смогла оставить семью и благодарных слушателей. И ни разу не пожалела о своём решении!

– На судьбу не ропщу. Ни о чём не жалею. Меня здесь окружает столько хороших людей, они просто замечательные и тёплые. Я могла собраться и поехать, но я не поехала. Славы я и здесь достаточно получила. Всё у меня сложилось достойно.

При этом Венера призывает не осуждать музыкантов, которые ищут любые способы стать популярным. Говорит, это как раз способствует профессиональному росту.

– Не секрет, все артисты жаждут успеха. Нами движет желание стать звездой. Это ведёт нас. Если бы не было цели, мы бы сидели и никуда не стремились. Мне кажется, во всех профессиях так.

Вокал – таблетка от всего.

Талант – не только дар, но и обязательство. Нет никакого свода правил, кому и чем обязан обладатель таланта, каждый определяет меру своего долженствования. Венера Батыршина решила, что может и будет работать с детьми. Гастрольный график позволил взять преподавательскую нагрузку. С середины нулевых она учит детей певческому мастерству в барсовской школе искусств.

– Мой педагог советовал мне не спешить с преподаванием. Что вый­ду на пенсию, и уже тогда можно начать обучать детей, – завету наставника Венера Батыршина вняла, но сделала, как велит сердце. – Я стала педагогом почти сразу, как переехала в Сургут. Всё само собой получилось. Мне хотелось знакомить детей с музыкой. Чтобы они полюбили её так, как я люблю. Я хочу научить их творить.

Для юного солиста важно найти своего учителя, который поможет раскрыться, не сломает голос и не отобьёт желание петь. В школу искусств приходят разные дети, одни картавят, у других плохая память, у третьих сложности с интонацией, четвёртые страдают астмой… Обычно таких переводят с вокала на другие направления. У Венеры Рафиковны другой подход, она уверена – вокал едва ли ни панацея от всех недугов.

– Я беру всех детей. У меня были случаи, когда приходили ребятишки с болезнями. Мы же как рентген, во время занятия всё видим и слышим. И раз – к классу шестому астма вдруг проходит! Пение помогает «раздышать» лёгкие. Уходит картавость, зажимы, осанка становится хорошей. Вокал – таблетка от всего.

Главное правило, которое вывела для себя Батыршина в преподавании – любить детей, в очередной раз подтвердив классика педагогики Макаренко. Прервав наше интервью, в кабинет зашла одна из воспитанниц Батыршиной, девочка похвалила туфли своего педагога. Другая бы шикнула, но Венера Рафиковна улыбнулась, в ответ прошептала: «Спасибо, солнышко». «Вестнику» удалось подружиться и с другими учениками Батыршиной, все, как один, твердят, что их наставник самый добрый. Вы бы видели, как горят их глаза, когда они рассказывают о мечтах покорить эстраду.

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Алёна Кожевова

фото Марины Хвалевой и из личного архива Венеры Батыршиной

Материал опубликован в газете «Вестник» №22 от 7 июня 2024 года

Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации