Валентин Солохин: «Мосты – моя жизнь!»

09:15
1962
Валентин Солохин: «Мосты – моя жизнь!»

Валентин Фёдорович Соло­хин – живая легенда, он всю жизнь строил мосты. И как строил! Его мосты не только надёжные, но и красивые. И эту красоту ему приходилось отстаивать, доказывать, что она необходима даже в глубо­кой Сибири.

«МНЕ ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО»

– Валентин Фёдорович, сколько построено вами мо­стов?

– Если все сосчитать, начиная от самых маленьких, получает­ся 5 тысяч 430 мостов. Бывают маленькие – до 20 метров, сред­ние – до 50 метров, большие – до 600 метров, а свыше этой цифры уже внеклассные. Мне очень по­везло в том, что довелось по­строить 23 внеклассных моста. Это невероятная удача в жизни! Некоторые мои однокашники ни одного такого моста не видели даже, а вот мне везло.

– Какой мост вам дороже других и почему?

– Это мост через Иртыш в Тобольске. Во-первых, Иртыш сам звучит, это мощная река. Во-вторых, мост был уникальный. При его строительстве мы при­менили новейшие достижения, новейшие материалы. Например, раньше, когда я начинал, были заклёпки – пулемётные дрели по всему мосту раздавались, не­сколько бригад клепальщиков создавали невероятный шум, и люди страдали от этого, глохли. А здесь мы внедрили высоко­прочные болты, которые требуют внимательного отношения, они должны быть правильно закру­чены. Но главное, всё делалось бесшумно. Мы первые в стране весь мост через Иртыш строили на высокопрочных болтах, а так­же из специализированной стали монтировали изящные пролёты.

И сроки невероятно короткие: в 2,5 года уложились. Мы стали лауреатами премии Совета Ми­нистров за этот мост. А самое главное, что там не было ни од­ного несчастного случая. Это особо дорого. Есть нелюбимые мосты, которые я просто ненави­жу. Вот мост через Аган, два че­ловека похоронили мы там. Я не люблю этот мост. А вот Иртыш навсегда остался у меня в душе.

– А что вы можете сказать про сургутский вантовый мост через Обь?

– Вантовый мост через Обь особенный, к нему я подбирался много лет. Сначала я собирался мост через Иртыш в Тобольске построить вантовый, но натол­кнулся на колоссальное сопро­тивление и министерства наше­го, и обкома партии. Мне сказа­ли, чтобы попроще и побыстрее строил обычный мост, не надо им этих красот! В министерстве говорили, что у них и в Москве таких красавцев-мостов нет, а Солохин хочет в глухой Сибири построить. Вот тогда и пришлось смириться.

Как охотник-сибиряк я 20 лет сидел в засаде на берегу и ждал, когда наконец-то все созреют для вантового моста, и был уверен, что построю его через Обь. Я прорывался к нему дважды близ­ко-близко. Дело пошло только после вмешательства губерна­тора Александра Васильевича Филипенко, который дал рас­поряжение о начале строитель­ства этого моста за счёт средств окружного бюджета и генераль­ным подрядчиком назначил Мо­стострой-11. Это был 1995 год. Я подпрыгнул от радости.

После этого всё пошло бы­стрыми темпами – и финансиро­вание, и проектирование, и стро­ительство. Мне этот мост обо­шёлся всего в 84 миллиона фунтов стерлингов. Хотя мы видели мосты в капстранах на­много дороже. Боже мой, какие там вспомогатель­ные сооружения! Какие подготови­тельные работы! А у нас этого ни­чего не было. В то время французы были впереди планеты всей по строительству вантовых мостов, я видел, как строили большущий мост, 866 метров пролёт, через Сену.

И надо сказать, когда прохо­дил колоссальный осмотр, среди 20 мостов наш мост через Обь за­нял третье место, через Иртыш – второе, а первое место – мост в Муроме, по конъюнктурным соображениям, он неплохой, но и в подмётки не годится нашим мостам. Мы не расстроились сильно. Даже третьего места до­биться в нашей огромной стране очень почётно.

– Валентин Фёдорович, хо­телось бы узнать, что вы дума­ете о строительстве нового мо­ста через Обь, ваше отношение к этому проекту?

– Моё отношение очень не­хорошее, вредное. Потому что этот мост давно должен быть. Мосту, который мы построили, в сентябре этого года 18 лет бу­дет. Он строился всего на пять тысяч машин в сутки, сейчас по нему проходит 22–23 тысячи ма­шин. Мост страшно перегружен. Когда меняли асфальт, какие там огромные были пробки. Конечно, служба хорошая на мосту орга­низована. Но есть такой термин, как усталость металла. Когда его без конца перегружают, он устаёт. И это сильно приближает его из­нос. Поэтому ещё семь лет назад, когда Филипенко был губернато­ром, мы переговоры вели о новом мосте через Обь. Но всё как-то откладывалось, переносилось, да так и не состоялось, хотя губер­натор решительно настроен был. И вот теперь, наконец, появилась информация о том, что будут строить. Но мост мне неинтере­сен совершенно. Он примитивен очень. Поэтому я не горю особым желанием. Просто он мне нужен для того, чтобы спасти свой мост.

НЕ ЩАДИЛ СЕБЯ

– Валентин Фёдорович, вы судьбу своих мостов прослежи­ваете? Ни один из них не рух­нул?

– Вопрос задали прямо в точ­ку. Действительно, я очень силь­но переживал в течение долгого времени за один из мостов, на котором не всё было соблюдено. Но вот проходит 20 лет – стоит! 30 лет – стоит! Ну, думаю, ёлки- зелёные, теперь уже не упадёт (смеётся). И успокоился. И, слава Богу, тьфу-тьфу, ни один нигде, не в пример европейским, амери­канским и китайским мостам, из наших мостов ни один не упал, ни один не подвёл, не оставил чёрного пятна в биографии. Все мосты стоят!

– Как вы считаете, в чём причина такого успеха? Поче­му у вас так здорово получает­ся строить мосты?

– Дело в том, что я не щадил себя никогда. Потому что мо­сты – дело серьёзное. И в со­ветское время нет-нет, да и слу­чались аварии. И даже главный инженер, у которого я работал вначале прорабом, сидел пять лет в тюрьме за то, что опору мо­ста через реку в Павлодаре сде­лал на метр в стороне. И я тоже очень боялся допустить подоб­ную ошибку. Старался, чтобы и служба работала хорошо гео­дезическая, и, когда сам был ма­стером, прорабом, проверял по десять раз, чтобы не допустить такого ляпсуса. И, слава Богу, всё обошлось.

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО

– А вот интересно, почему вы стали мостовиком?

– Не собирался заниматься строительством мостов. Я только в лётчики хотел идти. Но когда нас начали проверять на комис­сии в 10-м классе, оказалось, что я никуда не годен. Два дня ходил по степи, плакал, всё – мечта, которая была лет с восьми, рух­нула. Решил тогда, буду строить самолёты. И подал заявление в Казанский авиастроительный.

И вдруг в феврале два выпуск­ника нашей школы рассказали нам про Новосибирский инсти­тут военных инженеров транс­порта, где они учились, о том, ка­кие там условия замечательные, и преподаватели все, сосланные за космополитизм, – элита всего инженерного сословия была там сосредоточена. И я пошёл туда. Жили, как у Христа за пазухой, одевали нас с ног до головы, платили стипендию, я даже мог маме отправлять подарки.

– Не жалеете, что судьба так распорядилась?

– На удивление, нет. Мосты меня так захватили! Я на од­ной из практик был на большом Новосибирском мосту, вторую практику преддипломную про­ходил в Ульяновске. В 1915 году, при царе ещё, был построен огромный мост через Волгу в Ульяновске. На том мосту я на­столько увлёкся работой, что меня исключили из института. Приехал с хорошим отчётом, восстановили, конечно, быстро.

Нас хорошо в институте учи­ли, хорошие практики были. И когда я пришёл на производство, всё мог решить и сделать. И пош­ли у меня дела в гору.

Помотало меня туда-сюда крепко. Я ни от чего не отка­зывался, мне было интересно. Люди спрашивали: неужели, мост через реку построите?! Я отвечал: построю. Это сильно захватывает. Романтика у нас преобладала всегда. И сейчас работники нашего Мостостроя на Керченском мосту работают лучше всех! Мы обогнали всех, кто ещё параллельно работает на этом мосту. Настолько коллектив мощный, лучший в стране. И это приятно.

И ЖИЗНЬ, И ЛЮБОВЬ, И ВДОХНОВЕНЬЕ

– Валентин Фёдорович, а вот если сказать от сердца, что для вас мосты?

– Мосты – это действительно и моя жизнь, и любовь, и вдох­новенье. И всё я черпал, конечно, в этой замечательной профессии. Прокурор как-то спрашивает меня: вы девять месяцев зар­плату не платите, почему ваши люди не жалуются? Я говорю: наши люди не жалуются. Вы что, не знаете мостовиков?.. Это особый народ. И с ними приятно работать.

Валя, жена, она тоже с само­го первого дня на мостах была, всегда поражалась: ну что за люди нас окружают! Это удиви­тельные люди. Такие, которые помогут всегда. У нас было вели­кое мостовое братство.

– Какими же качествами должен обладать строитель мостов?

– В этом человеке должны со­вмещаться колоссальная ответ­ственность и порядочность. И… немножко должно быть романти­ки. Я за тех людей, которые хоте­ли на мостах работать не только из-за денег, особенно на монта­же, это же такая профессия, ко­торая затягивает потом. Был слу­чай на Обском мосту, закончили пилоны, смонтировали, и вот ребята взяли две бутылки, трое на 160-метровую высоту залез­ли, выпили от радости и кричат: ура! Начальник уволил их, было, всех. Я говорю: «Как тебе не стыдно, солдафон несчастный! Это ж такой порыв! Восстано­вить немедленно!». Восстанови­ли. Такая была радость.

КОГДА НАДЁЖНЫЕ ТЫЛЫ

– Валентин Фёдорович, а с женой вы прямо на этой по­чве – любви к мостам – и по­знакомились?

– Нет, я работал в Новокуз­нецке, там мостопоезд наш был. Мне 26-й год пошёл, до этого меня никто не опутал из девочек. Думаю, пора, наверное, женить­ся. Стал присматриваться. И вот на юбилейном пленуме комсомо­ла (40 лет отмечали) в перерыве танцы организовали. Смотрю, девочка стоит возле столба, та­кая вся… меня молния по моз­гам сразу стукнула. Я подошёл, пригласил её. Потанцевали. До­говорились о встрече. Дружили, в целом, полгода. И 29 сентября 1959 года мы расписались. Она видела, что профессия мостови­ка сложная, но не побоялась.

Она по профессии педагог. Когда нас начали перебрасывать туда-сюда, решила переквалифи­цироваться. Поехала в Омский техникум, окончила его, и стала мостовиком. И потом дальше училась ещё по профессии. Я благодарен ей безмерно за то, что она настоящая сибирячка без всяких капризов. Всегда поддер­живала меня.

Вызывают меня как-то в трест и говорят: в Ачинск поедешь. Я прихожу домой, не знаю, как на­чать. А нам уже дали капиталь­ное жильё. Я говорю: «Валя, вот приказ такой – ехать». Она: «Ну что ж, приказ есть приказ». А мне главное было выдернуть её из тёплой квартиры, иначе, думаю, Солохин, ничего в жиз­ни ты не построишь. И вдруг я легко её выдернул, повёз в этот Ачинск. Боже мой! Там неустро­енность жуткая, дрова руби, воду таскай, холодина. В Ачинске климат-то ещё тот. И там жили. Детишки у нас рождались, одна за другой дочки. Валя терпеливо выдержала всё.

Так же и в Тобольске было, оттуда приказали мостопоезд перебросить в район Сургута, на Юганскую Обь. Тут уж я ду­маю, пора остановиться. Жене говорю: «Хватит, потерзал я тебя 10 лет, теперь ты мо­жешь отказаться от этой по­ездки на Север, поедем в Новоси­бирск», – меня туда приглашали. А она вдруг говорит: «Солохин, у тебя совесть есть?». Я ошалел, при чём здесь совесть, говорю. «Ты людям обещал и школу, и детский сад на Юганской Оби построить! Ты столько всех агитировал, говорил, как это важно, а сам сматываешься?..» Я сказал: «Валя, спасибо тебе!». И мы бросили всё и приехали сюда, на Юганскую Обь. Это было в 1970 году, и вот мы здесь до сих пор.

– Хотелось бы узнать: дети пошли по вашим стопам? Чем они занимаются?

– Двое стали мостовичками: Ирина и Елена, а младшая На­таша – педагог. Ирина работала в Серпухове в мостоотряде. Её посадили в техотдел, а она через полгода пошла к начальнику и попросилась на производство, ра­ботала мастером-прорабом, выше не захотела, хотя её тянули. Ни одного брака в работе не допу­стила, сейчас она уже на пенсии. А вторая бросила это дело, пере­метнулась в железнодорожный. А вот внуки, их у меня пятеро, из них четыре парнишки, и ни один в мостовики не пошёл. Один окончил МГУ, другой поступил в МГИМО, в этом году станет бака­лавром. А двое малышей, по 6 лет исполнилось им, хорошие маль­чики, что они выберут, не знаю. Посмотрим, может, удастся ещё из них мостовиков сделать.

ЖИЛА БЫ СТРАНА РОДНАЯ

– Валентин Фёдорович, а что помимо мостов? Есть ли у вас хобби? Чем любите зани­маться?

– Дачу люблю. Сейчас стара­юсь Путину помочь с импорто­замещением. Картошку, помидо­ры, огурцы – всё, что положено, выращиваю. Прежде увлекался охотой. У меня очень хорошая библиотека. У меня много исто­рической литературы – Ключев­ский, Соловьёв… Но, больше всего люблю нашу классику. Могу долго читать стихи наи­зусть, не заглядывая никуда. Пушкин, потом Лермонтов, Некрасов, Твардовский… Я вот лежу в больнице и про себя начинаю:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хаза­рам…

И пошло дальше. И время проходит. Поэзия мне здорово помогает.

– Вы удостоены звания по­чётного гражданина Сургут­ского района. Почему именно района, а не города, скажем?

– Звание действительно по­чётное. Знаете, я всё время был с районом, хотя город и ревност­но к этому относился. В рай­оне руководители хорошо нас встретили, когда мы приехали на Юганскую Обь. Всегда помога­ли, навстречу шли. И мы району много помогали. Вот, например, построили детские сады в Сыто­мино, на Высоком Мысу, в Угуте, Храм возвели в посёлке Барсово. Словом, с районом у меня тесная связь была. Сургутский район – это моя малая колыбель.

– Валентин Фёдорович, в этом году вам исполняется 85 лет, как собираетесь отмечать юбилей?

– Совершенно не собираюсь. 80 лет отметили хорошо, а сей­час я наотрез отказался. Всем сказал, что удеру куда-нибудь на полгода. И что это за юбилей?! Вот 100 лет будет, тогда другое дело. Тогда поговорим!

СПРАВКА

Валентин Фёдорович Солохин родился 29 августа 1933 года в Казахстане. В разные годы Солохин возглавлял мостопоезд в Ново­кузнецке, мостоотряд в Тобольске, трест в Сургуте. В 1967–1976 гг. – начальник мостоотряда № 15 (г. Тобольск, затем Сургутский район: 6 лет базировались на Юганской Оби); в 1976–1993 гг. – управляю­щий трестом «Мостострой-11» (г. Сургут); с 1993 г. – генеральный директор АО «Мостострой-11». В июле 2005 года ушёл на заслужен­ный отдых. В. Ф. Солохин – автор девяти научных статей, соавтор книги о строительстве. Имеет много наград и званий. Лауреат Государственных премий СССР и Совета Министров СССР, дей­ствительный член Академии транспорта, почётный транспортный строитель, дважды почётный железнодорожник, заслуженный строитель РФ, почётный строитель России. Награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, орденом Почёта, пре­мией имени Минина и Пожарского, орденом Святого благоверного князя Даниила Московского III степени, знаком «За заслуги перед округом». Почётный гражданин ХМАО – Югры, города Сургута и Сургутского района. Именем В. Ф. Солохина названа малая планета и аудитория в вузе, который он окончил.

Беседовала Галина ВЕЧ ФОТО из архива Валентина СОЛОХИНА