​Донецк: до и после священника Антония Долгушина

14:15
1.08K
​Донецк: до и после священника Антония Долгушина

Иерей Антоний Долгушин из Ханты-Мансийской митрополии недавно вернулся из Донецка. Туда он отправился не как священник, а как простой доброволец – работал в одной из местных больниц, ухаживал за ранеными бойцами, помогал врачам во время операций, мыл в отделении полы. «Я был настроен помогать руками», – говорит батюшка. Однако многие, узнав, кто он, обращались и за духовной поддержкой.

«Я понял: вот он – шанс».

По словам отца Антония, желание отправиться в зону СВО возникло сразу после того, как началась первая волна частичной мобилизации. Батюшки со всего округа, в том числе и отец Антоний, провожали ребят из Югры, перед отправкой «за ленточку» старались поддержать их морально, говорили напутственные слова, окропляли желающих святой водой.

– Почему-то в памяти всплывала историческая хроника военного парада 1941 года, которую видел по телевизору: когда бойцов со слезами на глазах провожали с Красной площади прямо на фронт, – рассказывает батюшка.

Отец Антоний понимал, что как священник он не имеет права взять в руки оружие и отправиться в зону СВО, поэтому стал узнавать, как по-другому может помочь нашим бойцам. Наверное, как это сделать, подсказал Бог. Когда в начале года в Югру из Санкт-Петербурга привезли мощи святителя Николая Чудотворца, иерею Антонию Долгушину представился случай познакомиться с клириком Санкт-Петербургской митрополии священником Виктором Дудкиным. Он оказался сотрудником Синодального отдела по благотворительности и социальному служению Русской православной церкви.

– Отец Виктор был в Сирии, в Донбассе. Пообщавшись с ним, я понял: вот он – шанс, – говорит отец Антоний. – Я расспросил, что требуется, чтобы отправиться в Донбасс добровольцем от Синодального отдела.

Из нескольких предложенных направлений по совету отца Виктора он выбрал Донецк. Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел благословил священника Антония на эту поездку.

– Мне предлагали ехать как священнику – исповедовать, причащать бойцов. Но я уже настроился помогать руками, как обычный доброволец, хотя иконки, крестики, четки и подрясники тоже взял с собой. В общем, был готов ко всему, – продолжает батюшка.

Бессонная ночь.

Из Ханты-Мансийска иерей Антоний прилетел в Москву, оттуда на автобусе – в Донецк.

– На автовокзале во время посадки в автобус наступило ощущение уже другой реальности, было много людей в форме, другие разговоры. Ехали ночью. Когда проезжали границу, стало тревожно и даже почему-то перехватило дух, – признается отец Антоний.

В Донецке в больнице имени Калинина встречала куратор Ирина от Синодального отдела. Разместили добровольцев в общежитии рядом с больницей.

– Очень запомнилась первая ночь: от работы артиллерии окна в общежитии ходили ходуном. По звукам я даже различал – стреляют из «Градов» или чего-то покрупнее. Про себя думал – раз в соседних комнатах все спят, значит, все в порядке, так и надо.

В эту ночь священник Антоний так и не уснул. А наутро его направили помогать в приемнике нейрохирургии. Среди пациентов больницы были и мирные жители, но в большинстве – участники СВО. По словам батюшки, к нашим бойцам в Донецке относились с трепетом, считая их своими спасителями.

Подрясник в больнице батюшка Антоний не надел. Говорит, в такой обстановке он бы только мешал работе. Так что внешний вид не выдавал в нем священника. Отец Антоний дежурил в приемнике сутки через сутки, выполнял любую порученную работу. Когда с передовой привозили раненых бойцов, батюшка отмывал их раны от грязи, иногда срезал в местах ранений одежду, чтобы подготовить поступивших пациентов к операции. Присутствовал и в самой операционной, когда нужно было помочь переложить раненых с каталки на операционный стол, подать инструмент. При необходимости мыл в отделении полы. К сожалению, приходилось и доставлять тела в морг – некоторые ранения были для бойцов смертельными.

– Во время дежурств весь мир вокруг сжимался до больничной операционной: говорили, кого доставили сегодня, кому какая помощь потребовалась, как справились врачи, кого готовят к выписке.

Надо отметить, что здесь священнику Антонию как никогда пригодилась армейская закалка. Еще до того, как посвятил свою жизнь церкви, Антон Долгушин служил на Балтийском флоте. Батюшка говорит, что в больнице вспоминал армейскую дисциплинированность, когда нужно было четко и без промедлений выполнять поручения медиков.

Во время небольших перерывов, пока не прибыла очередная скорая, врачи расспрашивали новичка из Югры, почему он приехал, где работает. Когда узнавали, что Антон – священник, удивлялись и не скрывали уважения, а порой и обращались за духовным советом.

На войне неверующих нет.

Батюшка признается, что самое большое впечатление на него произвела стойкость наших бойцов. Даже получив тяжелые ранения, никто не жаловался на жизнь.

– Я запомнил бойца Вячеслава из Новосибирска. Его атаковал дрон – лицо было все в осколках. Снаряд упал прямо под ноги, но боец остался жив и спустя двое суток смог выйти к своим. Он сказал, что после произошедшего верит в Бога. У меня в кармане были четки, я подарил их Вячеславу, – говорит священник.

Он вспомнил еще один случай – с осетином. Тот поступил в больницу с небольшим ранением, но при этом очень сильно переживал. Оказалось, что во время наступления батальона, в котором боец служил, его обогнал товарищ (хотя они должны идти друг за другом). Друг подорвался на мине, и ему оторвало ногу, а осетина отбросило взрывной волной, и он практически не пострадал.

– По этим историям можно книги писать, – говорит отец Антоний. – В случаях, когда бойцам удавалось чудом выжить, многие искренне считают, что от смерти их уберег Бог.

В Донецке священник Антоний познакомился с сотрудником военной полиции. Когда выдавалась свободная минутка, они беседовали обо всем, в том числе о жизни, о вере в Бога. Для бойцов Алексей брал у батюшки иконы, книжки. Однажды он пришел к ребятам и спросил – за кого нужно помолиться, он передаст отцу Антонию. Все, кто желал, вписывали свое имя на листок, который батюшка до сих пор хранит при себе. Примечательно, что в списке оказалось и мусульманское имя Ибрагим.

– Здесь всем ребятам очень важна духовная поддержка. Я встречался в Донецке с бойцами из Югры, кто-то из них из штурмовых батальонов. Они многое пережили, и вера укрепляет их перед трудностями, – продолжает батюшка Антоний. – И если в Ханты-Мансийске эти бойцы, возможно, постеснялись бы взять у меня благословение, то встретившись здесь, они попросили их благословить.

Невольно вспомнился великий полководец Александр Суворов, сказавший: «Молись Богу – в Нем победа».

«Я все еще переосмысливаю увиденное».

В свободное от больничных дежурств время отец Антоний побывал на богослужении в Донецком соборе – причастился, поприсутствовал в алтаре. Удалось посмотреть сам город, в том числе побывать на Аллее Ангелов памяти погибших детей Донбасса.

– Меня сразу предупредили, что в городе нужно ходить только по асфальту, так как украинские войска оставили много мин-лепестков, которые в траве можно не заметить. Убить они не убьют, но покалечить могут серьезно, – рассказывает священник.

Несмотря на периодические «прилеты» со стороны Украины, город живет, на улицах женщины гуляют с маленькими детьми. Обстрелы, шум «Градов» и ракет местным жителям давно привычны. В одно из дежурств священника Антония в больницу на скорой привезли мужчину с осколком в спине: во время обстрела он закрыл собой супругу.

Отец Антоний говорит, что, вернувшись домой, до сих пор переосмысливает увиденное: поездка в Донецк разделила жизнь на до и после.

– Многое не объяснить словами. Я увидел, как люди живут, понимая, что этот день может оказаться последним. А глаза раненых надолго останутся в моей памяти.

С поездки прошло не так много времени, но отец Антоний ловит себя на мысли, что готов поехать в Донбасс снова, чтобы быть полезным. Какая бы это ни была помощь – переложить раненого на операционный стол или отдать солдату крестик, который укрепит его дух и вселит надежду, главное – она идет от всего сердца.

СПРАВКА:

Иерей Антоний Долгушин родился в 1989 году. Светское образование получил в Сургутском государственном университете. Духовное образование – в Екатеринбургской духовной семинарии. Председатель отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Ханты-Мансийской епархии. Настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в селе Нялинском (Ханты-Мансийский район). Клирик в Воскресенском кафедральном соборе Ханты-Мансийска. Женат. Четверо детей.

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Ирина Пуртова

Фото из открытых источников

Материал опубликован в газете «Вестник» №17 от 3 мая 2024 года

Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации