​Ради детей России

13:05
1.53K
​Ради детей России

Добровольческий отряд «Барс-12» на передовой в ЛНР прозвали «железными людьми». За их плечами колоссальный опыт. Многие из ветеранов-добровольцев прошли горячие точки: Афганистан, Северный Кавказ, Сирию.

Средний возраст «барсов» – 53 года. Но, как говорят, один такой «дед» двоих, а то и троих стоит. Добровольцы здесь родом от Владивостока до Калининграда – в общем, «сделаны» в СССР. Один из них – сургутянин с позывным «Глыба», который ещё с советского детства знал, что такое честь и дружба. Потому и отправился на спецоперацию уже немолодым человеком и там, на передовой, понял, что всё сделал правильно, потому что Родина у нас одна.

– Если мы там нациков не отгоним от нашего дома, то они сюда придут, в каждую семью, – говорит «Глыба», отмечая, что мотивации для того, чтобы воевать и толкать фронт на запад, достаточно и у него, и у его друзей. Одним из бойцов «Барса-12», говорит «Глыба», был действующий батюшка, служитель церкви, имеющий сан.

Он пошёл добровольцем, копал окопы, работал вместе с обычными мужиками, защищал Родину с оружием в руках.

– Знаете, там всегда приходит понимание, зачем и ради чего мы здесь. Вот, например, заезжаем в Лисичанск на броне, а город своей жизнью живёт: дети на площадке с бойцами в баскетбол играют, люди ходят по своим мирным делам. А где-то впереди – фронт, и здесь, в Лисичанске, возле этой спортивной площадки слышны выстрелы, разрывы. А ты едешь и думаешь, что воюешь именно ради этих детей. Ради них едешь туда, на передовую, – рассказывает офицер.

По словам «Глыбы», самое важное для командира – хладнокровие.

– Не надо, чтобы бойцы паниковали и пугались. Не все же приезжают подготовленными, есть и городские, которые и лопату в руках не держали, не говоря об оружии. Мне легче, у меня только охотничьего стажа – 30 лет, всю жизнь с ружьём прожил. А ещё даже тем, кто прошёл горячие точки и считает, что готов воевать, говорю – здесь всё по-другому. Там вы воевали против бандитов, а здесь – за русскую землю, – говорит сургутянин.

Он подчёркивает, что, наверное, мы бы давно проиграли, если бы не были русскими.

– Но мы русские, а Россию никто и никогда не победит. Ещё и потому, что наши деды и прадеды узнали, понюхали, что такое фашизм, и эта ненависть в крови, – говорит «Глыба».

По его словам, на войне начинаешь жизнь ценить иначе. Не просто просыпаешься и думаешь – ну вот, опять трудовой день впереди, а совсем по-другому: слава Богу, что живу.

– Здесь все воспринимается иначе. На гражданке как – ну, предал человек и предал. А здесь человеческое предательство спину оголяет. Здесь важно иметь надёжных людей рядом. Товарищ тебе может чем-то не нравиться, но главное – как он в бою себя проявляет. Это важнее каких-то особенностей поведения, – убеждён сургутянин.

Их ведёт на запад генетическая память о подвигах предков.

– Помню, стояли на укрепе, в окопе, смотрим – а чуть дальше как будто старый рубеж. Начал копать – нашли гильзы времён Великой Отечественной. То есть там же землю свою защищаем, где и наши бойцы стояли. Так же как и их, нас спасает наша русская природа. Однажды ошиблись по карте и попали под перекрёстный огонь. И тут снег повалил – густой такой, мы почувствовали, что враг потерял нас, и смогли уйти. А потом в одном из посёлков на этом свежем снегу увидели лепестки ещё цветущих тюльпанов – красных, жёлтых. Как память о погибших, – говорит «Глыба».

Природа Луганщины как будто придаёт сил.

– Красиво здесь. Сядешь на пригорок, смотришь – фазаны бегают, косули, кабанчики. Встаёшь обновлённый, и дальше можно идти, за землю свою воевать. Мы – созидающая страна, всех «указателей», которые пытаются учить нас жить, за пояс заткнём. Впереди всей планеты будем, – говорит югорчанин.

У замечательной донбасской поэтессы Анны Долгаревой есть такие стихи:

За холмом и рекой бахает,

бацает.

И полно тут этих холмов

и рек.

А в Луганске цветёт акация

И у Ксю в коляске

маленький человек.

И везёт она его,

совсем новенького,

Меньше месяца

как рождённого на свет,

А рядом идёт солдатик,

и голова вровень его

С цветами – седыми, и он – сед.

Как брызги шампанские,

акации соцветия.

Пацаны луганские

двадцатилетние.

По воде и облакам, как по суше,

На броне машут,

несутся тряско.

А всё же жизнь

продолжается, правда,

Ксюша?

И Ксюша катит коляску.

– Знаете, мы тут однажды заехали в один посёлок, смотрим – женщина идёт, коляску катит. И думаю: не зря мы здесь, правда? – говорит «Глыба».

Да, «Глыба». Жизнь продолжается.

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Фото из открытых источников

Виктория Шкляр

Материал опубликован в газете «Вестник» №15 от 19 апреля 2024 года

Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации