​Здравствуй, юность в сапогах: два года, о которых мужчины рассказывают всю жизнь

10:33
229
​Здравствуй, юность в сапогах: два года, о которых мужчины рассказывают всю жизнь

Почему армейская перловка лучше овощного салата, как не замерзнуть в солдатской палатке, как звучит дембельский аккорд. Обо всем этом журналистам «Вестника» рассказали герои очередного выпуска рубрики «Лица района». На этот раз она посвящена Дню защитника Отечества и воспоминаниям о службе в армии.

Ушел служить из одной страны, а вернулся в другую.

Заместитель директора издания «Вестник» Виталий Акимов служил в морской авиации с 1990 по 1992 год под Владивостоком. Это время, когда Советский Союз распадался. Про этот период герой истории говорит так: «Я ушел из одной страны, а вернулся в другую».

Виталий после школы не смог поступить в вуз, что означало одно – юность в кирзовых сапогах и небо в облаках над казармой. Идти служить не хотелось совсем, в те времена про армию говорили не самые приятные вещи, а молодой Виталий был эталонным «домашним мальчиком».

– Думал, конечно, откосить, но не получилось. Это было время гласности, перестройки, когда выходили статьи и фильмы про армию, дедовщину. С сослуживцами тоже сильно не сдружился – я любил книжки читать, а их интересовали совсем другие вещи. Я единственный со всего гарнизона ходил в библиотеку, – рассказывает собеседник издания.

Со службы дембеля больше всех, конечно, ждала мама. Почувствовав, что любимый сын вот-вот вернется, она отправилась встречать его на вокзал. Но не дождалась всего полчаса, в Нижневартовск тогда ездил всего один состав, и в тот день по неизвестной причине он задержался.

– Родители не знали, что я вернусь. Сначала написал, что меня не отпускают. Сделал так называемый «дембельский аккорд», и меня отправили домой. Вернулся поздно, все спали. Единственное, мама почувствовала и много еды наготовила. Говорила всем, что я скоро приду. Папа с братом смотрели на нее как на сумасшедшую.

Он служил старшим техником самолета по электрооборудованию – это офицерская должность, на которую обычно не назначали рядовых.

– Я был матросом. Матросы могли служить только старшими механиками. Но это были новые самолеты Ту-22М2, подготовленных офицеров не хватало, поэтому на такие должности ставили молодых солдат, у которых мозги хоть немного соображали.

Одно из ярких воспоминаний – отсутствие ложек в столовых. Приборы были в дефиците, если солдат приходил на обед без своей ложки, то оставался голодным.

У ядерного реактора.

В 1996 году нынешнего главу Ульт-Ягуна Максима Яковинова

распределили на срочную службу в армии в город Северск, который расположен в Томской области. Он получил воинское звание ефрейтора, по военно-учетной специальности стал стрелком.

– Тяжело было в первые месяцы, когда проходил курс молодого бойца: ранний подъем, строевая подготовка, бег в кирзовых сапогах вместо кроссовок. Во время кухонного наряда чистили по 30 литров картошки, – вспоминает армейские будни глава Ульт-Ягуна.

Северск – самый большой в России город закрытого типа. Все потому, что на его территории находится комбинат по производству высокообогащенного урана и плутония.

– Там жизнь протекает за колючей проволокой. В прямом смысле этого слова. Город по периметру обнесен забором с ограждением в пять рядов протяженностью 64 км. Попасть в город можно только через контрольно-пропускной пункт по пропуску, – отметил собеседник «Вестника».

Задача солдат – охрана Сибирской атомной электростанции, где нарабатывали плутоний для создания ядерные боеголовок.

– На саму АЭС нас не пускали, мы делали обход по периметру. Особенно тяжело было зимой. Бывало, стоишь в тулупе, а на термометре минус 45 градусов, иногда было так холодно, что не чувствовал пальцы на руках и ногах. Стояли на посту по четыре часа. Так армия воспитала во мне силу духа, – пояснил Максим Яковинов.

Несмотря на суровость будней, в армейской жизни происходили и забавные истории, например, в увольнениях, которые редко, но случались, солдаты могли позволить себе сходить в зоопарк.

– Помню, наше внимание привлек верблюд, он снисходительно смотрел на нас из клетки. В какой-то момент мы отвлеклись, обсуждая диковинного зверя, вдруг наш товарищ закричал. Смотрим, он стоит испуганный, весь покрытый липкой слюной. Наверное, мы не понравились верблюду, – пошутил Максим Яковинов.

Прозвище своему приятелю армейцы не придумали, но еще долго подтрунивали над ним.

Овощной кошмар.

Сотрудник районной мэрии Вадим Булдаков вспоминает, что сложнее всего было привыкнуть к армейской еде. Местные повара не особо старались для солдат. С тех пор в списке нелюбимых блюд прочно обосновалось овощное рагу.

– Овощное рагу после армии – ни в какую. Спасибо, наелся, – рассказывает Вадим Булдаков.

На солдатском столе иногда появлялись перловка и гороховое пюре – блюда, которые мужчина даже после армии ест с удовольствием и всегда берет добавку.

Булдаков служил срочную в отдельной дивизии оперативного назначения под командованием нынешнего главы Республики Дагестан Сергея Меликова. Поэтому дисциплина была на высоте.

Ребят поднимали в 06:15. Перед завтраком у солдат была жесткая «физуха» – несколько циклов упражнений по десять подходов.

– После завтрака наряд, занятия или тактика. Знаю, что многим за весь период срочной службы довелось побывать на тех же стрельбах два-три раза, а у нас с этим проблем вообще не было, – дополнил мужчина.

Армейский режим кардинально поменял жизнь Булдакова не только в плане вкусовых предпочтений, но и физподготовки.

Армия прошла в палатке.

Руководитель МАУ «РУСС», депутат районной думы Алил Шахшаев службу проходил в Абхазии, в войсках противовоздушной обороны.

Народный избранник вместе с сослуживцами провел армейские будни в экзотических условиях: вместо казармы они 12 месяцев прожили в палатках на берегу Черного моря.

– Даже самые холодные месяцы провели в палатках. Несмотря на то, что это субтропики, зимой в этих местах температура доходит до нуля, а иногда до минус пяти. Днем мы искали дрова, а ночью отапливали палатку, – вспоминает те события Шахшаев.

Каждую ночь истопники подкидывали дрова в буржуйку, чтобы огонь не потух. Всего назначалось четыре человека, и каждые 2 часа они сменяли друг друга. Нагретое местечко и кромешная тьма давали о себе знать. Бывало, кто-то из армейцев засыпал, но Шахшаев в свои дежурства держался стойко.

– Помогла спортивная юность. В мои дежурства я всегда следил за огнем. Ну а если кто-то из бойцов засыпал, то приходилось отвечать, конечно, всем, сами понимаете, это же армия, – признался депутат.

Так палаточная жизнь закалила Шахшаева. Он благодарен армейскому прошлому и всегда с теплом вспоминает год, проведенный в Абхазии.

День защитника Отечества депутат обычно отмечает в кругу родных и близких. И само собой, свяжется с сослуживцами, поздравит их с праздником.

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Алена КОЖЕВОВА, Азат ГУБАЙДУЛЛИН, Элина ГАЙСИНА и Карина ДРОЗДЕЦКАЯ

ФОТО из личных архивов героев

Материал опубликован в газете «Вестник» №07 от 23 февраля 2024 года

Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации