Духовность как защита от секты

14:20
1.16K
Духовность как защита от секты

12 ноября в рамках первого регионального форума «Югра многонациональная» в Ханты-Мансийске прошёл межрелигиозный форум «Православие и ислам в Югре: диалог во имя мира и согласия». В нём принимали участие представители православной и мусульманской конфессий, муниципальных образований округа, политологи, журналисты, учёные.

Страх паспортов

Российский религиовед, профессор МГЛУ Роман Силантьев рассказал собравшимся, что отличает экстремистов от сторонников традиционных конфессий. В первую очередь, это отрицание авторитета официальных церковных институтов – как православных, так и мусульманских. Для них характерна также так называемая «штрихофобия» – боязнь паспортов нового образца, из-за чего ряд сектантов отказывается от их получения. При этом священнослужители в сектах зачастую владеют такими документами, полагая, что им это позволено.

Царь, Сталин и две руки

В связи с выходом в широкий прокат фильма «Матильда» прогремела секта царебожников. Речь идёт о части православного сообщества, поддерживающей учение о царе-искупителе. Царебожники считают, что искупительная жертва Христа на кресте была недостаточной и предлагают на роль «соискупителя» последнего царя России Николая II, расстрелянного большевиками вместе с семьёй в 1918 году и причисленного к лику святых вместе с убитыми близкими в 2000 году (такое решение было принято Русской православной церковью). Именно сторонник секты царебожников врезался недавно на автомобиле в здание кинотеатра в Екатеринбурге. Благодаря оперативным действиям правоохранительных органов экстремисты были обезврежены, и новых терактов не последовало. Следует отметить, что официальная церковь осуждает идею царя-искупителя.

Сектанты вводят своих святых. И если вы где-нибудь увидите икону Иосифа Сталина, то помните, что она считается неканонической. РПЦ не провозглашала этого правителя ни святым, ни страстотерпцем. Иное было бы странным – ведь он был коммунистом, атеистом и проводил политические репрессии чудовищных масштабов, преследуя и православных священников.

Свои ереси существуют и в исламе. В частности, ваххабиты очеловечивают Аллаха и утверждают, что у него две правые руки. На Ближнем Востоке были случаи расстрела правоверных за «неправильный», с точки зрения ваххабитов, ответ на этот вопрос.

Самые опасные

Мусульманские секты несут в себе наибольший экстремизм. Глядя на исламистов, люди с ностальгией вспоминают запрещённых ныне Свидетелей Иеговы – те были пацифистами и не призывали к насилию. Нетрадиционные учения в исламе профессор Силантьев поставил на первое место по степени опасности. На втором месте стоят нео­языческие учения, на третьем – секты с христианским уклоном.

Люди, попавшие в тоталитарные секты, у профессора Силантьева не вызывают ни малейшего сожаления. Он считает, что жертвами сектантов становятся обладатели специфического психотипа, которые во что-нибудь такое так или иначе «вляпаются». Радикалы не скрывают своих целей, так что к душещипательным историям об обманутых девушках Роман Анатольевич относится скептически.

«Безопасный» террорист

– Мёртвый террорист – самый безопасный террорист, – произнёс религиовед на открытии форума, и эта фраза стала среди его участников очень популярной.

Важно лишь, чтобы в секты не попадали по ошибке, но такое, увы, случается.

По словам профессора Силантьева, многие проблемы решатся тогда, когда мы будем заходить в интернет по паспорту, как в Китае.

– Мы рано или поздно к этому придём, – уверен Роман Анатольевич.

Муфтий ХМАО Тагир хазрат Саматов продолжил эту тему, подчеркнув, что вербовщики в мечеть не ходят. Для противодействия идеям радикального ислама югорские мусульмане разработали свой проект – ток-шоу «ИГИЛ – чума XXI», с которым выступают перед подрастающим поколением.

Сорок падежей табасаранского

Замдиректора Института этнологии и антропологии РАН Владимир Зорин пояснил, что в интернете существует много православных, мусульманских, протестантских сайтов, на которых можно почерпнуть достоверную информацию. Владимир Юрьевич акцентировал внимание на умении работать с журналистами и блогерами. Он рассказал о случае, когда после вопроса: «В языке какого народа более сорока падежей?» – появилась целая серия публикаций о табасаранах (народ в Дагестане), язык которых и впрямь считается одним из самых сложных.

Другой вопрос: стоит ли постоянно акцентировать внимание на том, что люди принадлежат к разным национальностям и конфессиям. Преподаватель СурГУ Оксана Ищенко призвала не перегибать в этом вопросе палку и «не будить лихо, пока оно тихо».

СМИ призвали к осторожности

Актуальной темой является упоминание в СМИ национальности в негативном ключе. Речь идёт о заголовках типа «Дагестанца задержали с партией наркотиков», которые встречаются в жёлтой прессе. Профессор Силантьев скептически относится к идее запрета упоминания национальности в таком контексте. В этом случае вместо слова «дагестанец» будут писать «уроженец Махачкалы». Однако Роман Анатольевич призвал работников пера всё-таки следить за речью, напомнив, что при Сталине было как минимум два случая расстрела журналистов из-за заголовков.

Владимир Зорин констатировал, что в настоящее время в мире зарегистрировано около 300 межнациональных и межконфессиональных конфликтов, 98 процентов которых не являлись таковыми на момент возникновения. Изначально они были социально-экономическими, территориальными, криминальными, культурными, но затем конфликтующие стороны начинали взывать к помощи единоверцев и соплеменников, переводя конфликт в межнациональное и межконфессиональное русло. В этой связи Владимир Юрьевич призвал при освещении различных конфликтов проявлять осторожность и ответственность. Прозвучал на форуме и традиционный упрёк журналистам, что они о драках пишут охотнее, чем о совместной посадке деревьев.

Диалог налажен

В Югре (постучим по дереву) межконфессиональный диалог налажен. Бывают случаи, когда мусульманская община помогает в строительстве христианского храма и наоборот.

Остаётся поддерживать и расширять диалог. И даже перенимать у радикалов их опыт работы с населением. К представителям традиционных конфессий прозвучало предложение обратить внимание на исправительные учреждения, так как работники колоний не всегда способны адекватно оценить то или иное религиозное течение.

Политолог Илья Верховский отметил, что тревожность населения в Ханты-Мансийском округе носит фоновый характер. Раздражителем для людей выступает само слово «секта». Однако, когда их просишь привести примеры, респонденты зачастую могут вспомнить только Свидетелей Иеговы.

– Взаимодействие между органами местного самоуправления, региональной властью, духовным управлением мусульман, митрополией никогда не было в Ханты-Мансийском округе проблемой. Двери до сих пор открыты для представителей всех конфессий. У нас огромное количество совещательных структур, которые приглашают на диалоговые площадки. Я только за. За живой диалог, – сказал Илья Верховский.

Завершился форум благословением епископа Югорского и Няганьского Фотия.

Мне хочется поблагодарить организаторов за это мероприятие. Уверен, что такие встречи нужны, – произнёс владыка. 

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Андрей МАРКИН ФОТО Алексея АНДРОНОВА
Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации