36 лет отдала Сургутнефтегазу ветеран труда Александра Ивановна Плетеня

16:05
1.42K
36 лет отдала Сургутнефтегазу ветеран труда Александра Ивановна Плетеня

К нам в редакцию «Вестника» Александра Ивановна забежала рано утром. Человек она занятой, хотя и пенсионерка. 

Женщина удивила своей лёгкостью, подвижностью, мягкостью и прекрасным чувством юмора. Во время беседы она шутила, смеялась, и улыбка практически не сходила с её миловидного лица. Она просто покорила редакцию «Вестника» своим оптимизмом и обаянием.

Саша с Уралмаша

Откуда берутся такие тёплые люди? С Урала! Александра родилась в большом красивом селе в Свердловской области, в семье, где уважали труд. Её мама, Агафья Поликарповна, окончила всего 4 класса, когда отец сказал: всё, хватит учиться. Это было перед самой войной. И она совсем ещё девочкой пошла работать. За свою жизнь она перебрала много профессий, была и прачкой, и кочегаром, и сучья в лесу обрубала, и в детском садике трудилась.

Отец, Александр Михайлович, строитель по профессии, часто завербовывался и уезжал на какой-нибудь объект по соседству. Так что хозяйство, пускай и небольшое, вела Агафья Поликарповна, и воспитанием детей занималась тоже только она. А их в семье было трое – помимо Александры два младших брата: Владимир и Василий.

– Конечно, мы помогали родителям, тогда все дети помогали. Что мама скажет, то мы и делали, – вспоминает наша гостья. – Тогда детство у нас было беззаботное. Мы не голодали. Война-то давно кончилась.

Когда девочка училась в 5-м классе, отец уехал на Север, устроился здесь на работу в 49-ю геологическую партию. Через полтора года перевёз к себе и семью.

Впервые попробовала апельсины в Сургуте

Они приехали в Сургут, когда Александре было 12 лет, это произошло под самый Новый год, в 1964 году. Моя собеседница призналась, что здесь в первый раз увидела апельсины и мандарины, в деревенской местности о таком и не слышали. И новая школа запомнилась, и деревянные одноэтажные дома на улице Разведчиков, в одном из которых жила их семья.

В Сургуте наша героиня окончила 8 классов, и по направлению от ОРС НПУ (нефтепромысловое управление) поехала в Тюмень – учиться на повара. Почему выбрала именно эту профессию, сказать затрудняется. Но помнит, что родители не стали препятствовать, жили тяжеловато, надо было становиться на ноги. Раньше всё-таки быстрее взрослели. И родители не боялись отпускать детей от себя, даже и несовершеннолетних. Знали, что не пропадут. Тогда было спокойно.

Учиться, по словам Александры Ивановны, было интересно, уже через полгода в черёд с теоретическими знаниями пошла практика. Неделю грызли гранит наук, другую работали. Через два года после окончания училища девушка вместе с шестью своими однокурсниками вернулась по направлению в родной город.

– Мы прилетели на самолёте, – рассказывает Александра Ивановна, – а тогда аэропорт в 25-м микрорайоне находился, как раз недалеко от нашего дома. Вот мы всей компанией и пришли к нам домой. А там ещё сестра отца с семьёй приехали, куча мала, одним словом. Мы переночевали две ночи, причём, одну из них – на чердаке, и пошли устраиваться на работу по направлению – в ОРС НПУ. Мне ещё не было 18 лет, когда я начала работать.

Место работы находилось в НГДУ, ездить пришлось с Чёрного Мыса, а это в то время было проблематично: автобусы не ходили, пешком добираться долго и тяжело, особенно в лютые северные морозы. И Александра сразу устроилась с девочками в общежитие. Отсюда до работы – 10 минут ходьбы. Отец был в лесу, когда узнал, расстроился, но она объяснила, и он понял и принял её решение.

На буровой

Сначала Александра работала в столовой в районе НГДУ. Попутно окончила десять классов вечерней школы. А потом её направили на буровую – кормить нефтяников.

– Тогда тоже нефтяников неплохо кормили, и продукты привозили хорошие, всё, что нужно, у нас было, – говорит моя собеседница. – Нам, поварам в то время было из чего готовить. Особых изысков не делали, но салаты, булочки, пирожки, котлетки и первое, и второе – всё в лучшем виде. Питались буровики у нас качественно, сытно. Потом я пошла в декрет и на эту работу не вернулась.

После декрета Александра трудилась в школьных столовых. В ОРСе она проработала 20 лет. А когда организовали комбинат школьного питания, перешла туда, всё-таки детишки подрастали, за ними нужно было присматривать, и муж по вахтам работал, тоже не помощник. А потом её перестала устраивать зарплата, и она уволилась.

Трудно только первые три года!

Но сидеть дома долго не смогла, узнав, что в УБР-1 набирают операторов установок, она отправилась туда, её взяли. Муж был на вахте, когда она это проделала, и поначалу её не понял. «Ты что, с ума сошла? Там ведь очень сложно», – такой была его первая реакция.

– А я говорю: научусь! И вот в 43 года я поменяла профессию. И не пожалела. Первый год, конечно, трудно было. Но потом мне коллега сказала: самое главное продержаться первые три года, потом пойдёт. Да, тяжело было, конечно, – вздыхает Александра Ивановна, – особенно в морозы, нужно было постоянно следить, чтобы не замёрзла вода в трубах. Но, когда опыт появляется, тогда уже не очень страшно. Мы сутки работали, двое отдыхали, потом через четыре дня стали меняться. Поваром я 20 лет отработала, оператором 15. Всё вместе 36 лет.

Сорок лет вместе

На буровой Александра и мужа себе нашла. С Николаем Петровичем они уже сорок лет идут рука об руку. Он всю жизнь был бурильщиком, и работу, по словам супруги, знает, как свои пять пальцев. В 2000 году у него случился инфаркт, еле довезли с Конитлора. 

После этого его перевели на базу, затем на «бурплощадку», трудится по состоянию здоровья в цеху. А позже его, как классного специалиста-профессионала, пригласили в политехнический техникум инструктором, где он свой опыт передавал молодым. Сейчас муж тоже на пенсии.

Супруги вырастили троих детей. У них две дочери – Елена и Ольга и сын Владимир. Разница в возрасте около 4 лет. Дети ладят друг с другом. Все живут в Сургуте, у старших – свои квартиры, младший – с родителями. Двое детей пошли по их стопам – работают в Сургутнефтегазе. А одна дочь – программист. Есть у них и ещё радость – внученька Любаша, уже взрослая, недавно паспорт получила. На детей грех жаловаться, говорит мать, они во всём помогают родителям.

На пенсии жизнь только начинается

Ещё один штрих к портрету моей героини. Уйдя на пенсию в 2009 году, она начала петь в хоре, да не в одном!

– Когда я ушла на пенсию, очень тяжело переживала, – делится со мной сокровенным собеседница. – Я теперь понимаю, почему мужчины на пенсии быстро умирают. Нам, женщинам, и то нелегко, но у нас хотя бы хозяйство: полы помыть, убрать, приготовить. А что мужчинам? Ладно, летом дача, а зимой? Газета и телевизор, больше ничего. И вот я иду, вспомнила, что не на работу, и зарыдала. Другие говорят, что им, наоборот, на пенсии хорошо. А я плакала.

Месяца через три, чтобы как-то заглушить эту боль, Александра Ивановна отправилась записываться в хор «Нефтяная радуга», который ведёт Владимир Меркушин. Про то, что есть такой хор в Сургутнефтегазе, услышала накануне от знакомой. Её приняли в коллектив, с которым она и по сей день.

Хотя и нелегко было в первое время ей встроиться в хоровое пение, ведь она никогда в самодеятельности не участвовала, просто любила петь для себя, но со временем всё пошло на лад, способности к пению раскрылись. Да так, что однажды другой руководитель – сургутского городского хора ветеранов, услышав её пение, пригласила к себе, сказав, что у неё природный красивый голос. Александра Ивановна посоветовалась с мужем, он согласился. С тех пор она поёт в двух хорах! Потому что жизнь на пенсии только начинается.

Подписывайтесь на наш telegram-канал: там только самые важные новости из жизни Сургутского района, Сургута и ХМАО.

Подпишись на канал,
чтобы не пропустить новые публикации