Известная писательница Александра Маринина встретилась с читателями онлайн

04:50
899
Известная писательница Александра Маринина встретилась с читателями онлайн

27 января в рамках проекта «ЛитМост» все любители творчества Александры Марининой из Сургутского района по приглашению Центральной районной биб­лиотеки им. Г. А. Пирожникова смогли встретиться онлайн со своей любимой писательницей. Встреча, организованная издательством «Эксмо» в YouTube, продолжалась полтора часа, поток вопросов был неиссякаем. И нам особенно приятно, что Александра Маринина ответила сразу на два вопроса от газеты «Вестник».

Но начался диалог с пандемии. Писательница ответила, что для неё эпидемическая ситуация не изменила ничего: «Я и так жила почти затворницей, выходим только с собакой гулять».

– Ваша героиня Каменская часто рассуждает о материнстве и детях. Почему вы не дали ей детей?

– Потому что это МОЯ главная героиня. Она может смотреть на мир только моими глазами. У меня нет детей и опыта материнства. Человек, имеющий детей, в любом случае смотрит на мир совершенно иначе.

– Не устают ли ваши руки записывать, печатать тексты будущих книг?

– Руки у меня очень тренированные с детства – и игрой на фортепиано, и машинописью, и рукописным текстом. К подобного рода труду я привычна. Но у меня есть другая проблема – это спина.

– Сколько страниц в день вы пишете? И есть ли у вас план? (вопрос «Вестника»)

Справка

Главный герой трилогии Александры Марининой «Оборванные нити» – патологоанатом и судмедэксперт Сергей Саблин. В романе описаны многочисленные случаи из судебно-медицинской практики.

– Нет. Пишу, сколько могу. Бывает, вообще, один абзац. Бывает, три-четыре страницы. Бывает, десять, но это редко. Потому что спина не выдерживает, и нужно особенное состояние мозга, когда настолько увлечёшься делом, что боль в спине чувствуешь меньше.

– Надо сделать ремарку, что речь идёт об авторских страницах, не книжных.

– Не книжные, конечно. Это те самые страницы, которых бывает 13 в авторском листе. А авторский лист, напомню, – это 17 книжных страниц.

– Как вы относитесь к литературным премиям? Ожидали получить премию в этом году?

– Не ожидала. Литературных премий я не получала с 1995 года. Так что это вторая литературная премия в моей жизни. Первая была в 1995 году, и то – премия МВД. Конечно, было приятно, но к литературным премиям я отношусь критично. В любом случае, это решение жюри. Это люди, и их не очень много. Когда членов жюри меньше 20, это больше вопрос их вкуса. Для меня самое главное – мои читатели.

– В вашей книге «Оборванные нити» говорится о вреде детской вакцинации. Вы сами делаете прививки?

– Нет. С ковидом не определилась, но в случае с эпидемиями гриппа прививок я не делала никогда, потому что при моём образе жизни мне негде зара­зиться. Тогда зачем травить организм, нагружать почки и печень?

– Насколько в ваших произведениях важна правда жизни?

– Смотря, что под ней подра­зумевать. Конечно, она важна. Если затрагивается какая-то профессиональная сфера, то я прикидываю, достаточно ли много об этом знаю, чтобы откровенно «не налажать». Если я чувствую, что знаний не хватает, то ищу консультантов, задаю вопросы, читаю специальную литературу. Стараюсь уж откровенно грубых ошибок не допускать. Они есть у любого автора. Никто не безу­пречен. Но я стараюсь по возможности минимизировать.

– Какие сюжеты вам нравятся больше всего – выдуманные или основанные на реальных событиях? И каково их соотношение в написанном вами?

– Я никогда не пишу книгу ради того, чтобы изложить сюжет. Я могу использовать реальный жизненный сюжет, если понимаю, что он годится для моего замысла. Либо такой сюжет я просто придумываю.

Книга пишется ради мысли. Если есть реальный сюжет, который подкрепляет эту мысль, то вполне могу его использовать. Но такое бывает редко. Например, в «Оборванных нитях» все описанные медицинские случаи реальные – либо рассказанные специалистами, либо опубликованные в специальной литературе. В книге «Другая правда» использовано реальное уголовное дело. И все цитаты из него реальные. В книге «Шестёрки умирают первыми» использован фактический сюжет о хищении золотосодержащих отходов. Всё остальное – это сконструированное под идею книги.

– Много вопросов про «Оборванные нити». Планируете ли вы продолжение? Очень интересна дальнейшая судьба главного героя.

– Я книги вообще не планирую. Но чтобы писать продолжение о Саблине, мне нужен судебно-медицинский эксперт, который готов будет потратить много времени и сил на обеспечение фактуры. Такого консультанта найти непросто, потому что судебно-медицинские эксперты – люди очень загруженные. В «Оборванных нитях» было три консультанта. И все трое так загрузили меня материа­лом, что хватило на трёхтомник. И не факт, что я снова найду трёх человек.

– Бывает ли у вас желание исправить что-то в ранее написанных произведениях? (воп­рос «Вестника»)

– Оно бы наверняка появилось, если бы я их перечитывала. Потому что, как только я заканчиваю книгу, сдаю её в издательство и переживаю первые три-четыре месяца. Пока идут интервью, встречи с читателями по поводу книги, я её ещё помню. После этого начинаю работать над следующей книгой. И у меня голова настроена на новый сюжет. Я просто стараюсь освободить свой мозг от деталей, сюжетных поворотов предыдущей книги, чтобы они не мешали мне сосредоточиться. И зачем я буду тратить столько времени на перечитку самой себя, когда вокруг столько замечательных книг и интересных авторов! Жизнь коротка.

– Вы согласны с утверждением, что книга и герои сами решают, как и когда им быть написанными?

– Конечно. Пока человек не готов к восприятию какой-либо истины, можно сто раз со всех сторон её озвучить, он всё равно её не услышит. То же самое с книгой. Пока автор не дозреет до какой-то эмоции, мысли, идеи, он книгу не придумает. Она родится только тогда, когда дозреет сам автор.

– Как скоро наступит момент, когда искусственный разум начнёт писать книги, рисовать картины, снимать кино и создавать игры?

– Игры создавать, наверное, очень скоро начнёт, а всё остальное, я думаю, не наступит никогда. Чтобы
искусственный разум функционировал, как человеческий мозг, нуж­но досконально выяснить, как мозг функционирует. Любой учёный-нейропсихолог скажет, что до этого ещё очень далеко. О том, почему рождается та или иная мысль либо эмоция, знаний настолько мало, что создать искусственный интеллект, равный человеческому, мы пока не можем.

– Что помогает вам принятию правильных решений в трудной ситуации?

– Принятие решений – моё больное место. Я очень плохо это делаю. Я делаю это быстро. И, как ни странно, решение, как правило, оказывается удачным. Может быть, потому что я действую чисто интуитивно.

– Что вам комфортнее – Крым или Черноморское побережье Кавказа? Как любите отдыхать?

– Я на море не езжу. Самый комфортный отдых для меня – это когда есть возможность много ходить пешком по красивому месту. Я себе такое место выбрала – это город Баден-Баден. Езжу отдыхать только туда. Мне нужны покой, природа и удобная тропа для ходьбы.

– Ваше пожелание читателям перед тем, как попрощаться.

– Спасибо, что были с нами, смот­рели и задавали вопросы. Не буду оригинальной, но кроме здоровья ничего желать не буду. Чтобы до конца пандемии мы дошли, сохранив себя.


КОММЕНТАРИЙ

Елена ЗАХАРОВА, главный библиотекарь Центральной районной библиотеки им. Г. А. Пирожникова:

– 27 января состоялся ЛитМост с Александрой Марининой, автором полюбившихся многим детективов. К слову, она недавно получила литературную премию «Русский детектив». Во время онлайн-встречи Маринина представила свой новый роман «Безупречная репутация». Главная героиня – небезызвестная Настя Каменская. В ходе запутанной сюжетной линии она внезапно становится подозреваемой в убийстве.
Живая онлайн-встреча, эмоции и зажигательная улыбка автора никого не оставили равнодушными. По устоявшейся традиции проекта, авторы трёх лучших вопросов получили книгу с автографом автора. По многочисленным отзывам читателей, данный формат пользуется популярностью.

Напомним, библиотеки Сургутского района присоединились к проекту «ЛитМост» в 2018 году, практически с самого его старта. За эти два года прошли встречи с такими известными авторами как Дмитрий Быков и Олег Рой, Павел Астахов и Дина Рубина, Татьяна Полякова и Дарья Донцова. Ранее встречи проходили в библиотеках, сейчас, ввиду эпидемической ситуации, жители присоединяются к разговору с авторами из дома.

Материал вышел в газете «Вестник» № 6 от 5 февраля 2021 года под заголовком «Александра Маринина: куда ведут оборванные нити».

Записал Андрей МАРКИН

ФОТО с официальной страницы А. Марининой в фейсбуке