Югорские сотрудники УИИ УФСИН отметили профессиональный праздник

08:30
1537
Югорские сотрудники УИИ УФСИН отметили профессиональный праздник

Что мы знаем об уголовно-исполнительной инспекции (УИИ)? Между тем, 8 мая начался 102-й год деятельности уголовно-исполнительной инспекции в нашей стране. Отметили профессиональный праздник сотрудники ФКУ УИИ УФСИН России по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре, учреждения, исполняющего уголовные наказания, не связанные с изоляцией осужденных от общества. Звучит сурово. Но скольким людям данная служба помогла исправить свои ошибки и не оказаться в местах лишения свободы, проще говоря — избежать тюрьмы.

Накануне памятной даты мы встретились с начальником одного из 23 филиалов, действующих в Югре, подполковником внутренней службы Ниной Бернгард, которая курирует Сургутский район.

— Я люблю свою работу. Считаю, что оказалась в нужном месте и в нужное время, — начала разговор Нина Георгиевна. — Сколько помню, со школы хотела работать в правоохранительных органах. У меня и мама всю жизнь в милиции проработала. Всё-таки отвечать за порядок не только у себя дома — это очень важно и нужно обществу. На сегодня наша служба в Сургутском районе востребована. Могу с уверенностью сказать — мы работаем с людьми и для людей.

— Нина Георгиевна, скажите, для чего нужна уголовно-исполнительная инспекция? Неужели участковые на местах не справляются? Двойной контроль?

— Мы в теснейшем контакте со службой участковых. Работаем в одной связке. Хотя у нас разные функции, цель одна — снизить количество преступлений, не допустить повторного правонарушения. Для чего мы нужны? Уголовно-исполнительная инспекция осуществляет контроль выполнения судебных решений. Так, с 1 января 2020 года мы исполняем 499 решений. Все меры наказания не связаны с лишением свободы. Хочу заметить, что за последние два года пошёл спад правонарушений. Не было повторных правонарушений у несовершеннолетних. Более законопослушны стали граждане старше 65 лет.

Также оказываем социальную помощь. Не все наши подопечные социально адаптированы и знают, куда можно обратиться в трудной жизненной ситуации. Разъясняем, даём направления в Центр занятости населения, если нужно помочь с работой, или в органы опеки и попечительства. Не все, к примеру, знают, что надо встать на учёт в социальную службу. Воспользоваться той же компенсацией при оплате коммунальных услуг или оформить путёвку ребёнку во время летних каникул. Занимаемся воспитательной, профилактической работой, недопущением повторного преступления, отбытия наказания осуждённым без нарушений.

— Какие бывают наказания, не связанные с лишением свободы? И на чём чаще «горят» провинившиеся?

— Это обязательные и исправительные работы. Отмечу, что кроме слова работы, больше общего у этих двух мер наказания нет. Обязательные работы — это общественно-полезный труд, совершаемый бесплатно по два часа в день в свободное от основной работы или учёбы время с целью заглаживания своей вины перед обществом. Как правило, это неквалифицированные работы дворника или уборщицы на объектах жилищно-коммунального комплекса.

А исправительные — это оплачиваемые работы. Мера наказания — отчисление процентов от зарплаты осуждённого в доход государства. Если необходимо, то осуждённому мы помогаем с трудоустройством.

Самое распространённое наказание — условное. Есть наказание в виде отсрочки исполнения. Отсрочку обычно получают женщины, у которых есть дети до 14 лет. Если за весь период наказания нет нарушений, чётко выполняются родительские обязанности, в доме порядок, то у осуждённой есть шанс остаться на свободе по окончанию отсрочки по нашему ходатайству в суд.

— И были такие случаи?

— Да. На одном из родовых угодий муж после употребления горячительных напитков часто избивал жену, доставалось и маленькому ребёнку. Однажды женщина не выдержала и, защищаясь, застрелила разбушевавшегося мужа, в одночасье став убийцей. Она понесла наказание. Но так как ребёнок был маленьким, даже в школу не ходил, суд принял решение об отсрочке исполнения. Женщина осталась на свободе, чётко соблюдая все предписания.

Был случай, когда мужчина так же получил отсрочку. По его вине в ДПТ погибла жена, но мужчина остался на свободе, так как он, единственный родитель, должен был воспитывать несовершеннолетнего ребёнка.

Есть и другая мера пресечения — домашний арест. Осуждённый может покидать свой дом только в экстренных случаях — пожар, потоп. Количество ограничений и запретов накладывается судом. Наша инспекция контролирует исполнение решения суда.

— Получается, что из-за коронавирусной инфекции теперь все ваши подопечные под домашним арестом?

— Одно дело — домашний арест поневоле и другое, когда ты добровольно дома находишься ради сохранения здоровья. А вообще, надо сказать, что и на нашу работу ситуация с коронавирусом повлияла. Так, ограничен приём граждан. Отложены выезды и вылеты в отдалённые поселения, где живут осуждённые, которых мы контролируем.

— Скажите, какие самые распространённые преступления в Сургутском районе?

— Кражи. Причём не только в магазинах, но и в подъездах (велосипеды, колеса), на улице. Недавно в Белом Яре в центральной зоне проходил монтаж трубопровода. Вечером, после окончания рабочего дня, мимо шёл выпивший мужчина, решил, что трубы плохо лежат, вызвал грузоперевозку и увёз их. Кражу тут же по горячим следам раскрыли, улица была под видеонаблюдением. На вопрос «Зачем украл?» мужчина ничего внятного ответить не смог.

Вообще, надо сказать, что в последнее время люди чаще стали совершать преступления ради наживы. Порой до абсурда доходит. Был случай: во время совместного распития спиртных напитков один ханты украл у второго кисы. По дороге домой встретил друга, решил с ним продолжить пьянку. На следующий день, проспавшись, выяснил, что теперь у него украли те самые, чужие кисы. Вот так вор украл у вора. Наказаны были оба.

Меньше стало пьяных драк. Но вот пьяных водителей — больше. И когда мы берём на контроль осуждённого, совершившего преступление в алкогольном или наркотическом опьянении, то предлагаем ему пройти лечение и реабилитацию в специализированном учреждении или центре.

Из-за незнания законов, по глупости порой попадаются коренные жители. Забудут вовремя оформить разрешение на вырубку леса. Считают, что если они живут в лесу, то лес — их собственность. Из-за своего правового нигилизма оказываются на скамье подсудимых.

— Нина Георгиевна, а бывают случаи, когда к вам приходят бывшие подопечные и говорят спасибо, что не дали ещё раз оступиться, нарушить закон?

— Конечно, бывают. Особенно, когда вовремя успеваешь отправить человека в центр занятости или социальную службу, на обучение новой профессии. И, поверьте, в такие минуты понимаешь, предупредительные меры пошли ему на пользу. Он остался на свободе, в социуме. Значит, твоя работа дала положительный результат.


Материал вышел в газете «Вестник» №19 от 8 мая 2020 под заголовком «МИССИЯ: исправиться БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ»

Полина МЕДВЕДЕВА

ФОТО предоставлено пресс-службой УФСИН России по ХМАО-Югре