Дети ханты смогут получать начальное образование, не выезжая с родовых угодий

12:00
1627
Дети ханты смогут получать начальное образование, не выезжая с родовых угодий

Каждый раз – слёзы, без них не обходится вынужденное расставание таёжных ребят с родителями. В начале учебного года прямо в тайгу прилетает вертолёт, садится на проплешину леса и забирает мальчишек и девчонок со стойбища в интернат учиться. Те, кто постарше, уже привыкли к такому порядку, держатся по-деловому и даже в некотором приятном предвкушении от скорой встречи с одноклассниками. А на малышей, некоторым ещё и семи нет, больно смотреть – растеряны, жмутся к мамам. Те, в свою очередь, ещё ниже спускают платок на лицо, чтобы не выдать свою печаль. Отцы угрюмы и молчаливы. А что поделаешь? Детям надо учиться, а на стойбище какие условия?

Плюсы IT-стойбищ

Ситуация может измениться – Сургутский район выбран пилотной площадкой для внедрения «Электронной мобильной школы». Благодаря этому проекту дети ханты смогут получать начальное (пока дошкольное, а потом, возможно, и общее школьное) образование, не покидая родного дома. Будут учиться онлайн вместе с родителями. Благо, техническая возможность есть.

В 2019 году в рамках окружного проекта «IT-стойбище» в Сургутском районе установили три точки доступа к интернету на территориях традиционного природопользования. Они появились у президента Союза оленеводов Югры Степана Кечимова, организатора этностойбища «Хантыйский дворик» Клима Кантерова и оленевода Валентина Тэвлина. Последний, кстати, в 2018 году в составе делегации Югры был участником форума ООН в Нью-Йорке по вопросам коренных народов. Таким образом, доступ к интернету получили около 700 человек, живущих на 30 хантыйских угодьях.

– Коренные жители говорят, что это здорово облегчило им жизнь. Как и горожане, теперь они могут подавать заявления и получать справки на госуслугах, активно общаться в соцсетях и показывать всему миру, как проходит жизнь оленеводов в непростых условиях Севера. В 2020 году установим ещё две точки доступа в национальных деревнях Юган и Таурова, – пообещал коренным жителям в своём аккаунте в фейсбуке глава Сургутского района Андрей Трубецкой.

Наставники – из своих

Образовательный модуль «Электронная мобильная школа» – это выход для тех, кому трудно выбраться из дома. Прежде его применяли для маломобильных детей, с ограниченными возможностями здоровья. А теперь, когда цифровые технологии добрались и на территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, оценить дистанционную форму образования предложили исконным жителям Югры. Конечно, с их согласия и при непосредственной заинтересованности.

По информации департамента образования и молодёжной политики в Сургутском районе проживают 1086 детей коренного населения, из них 773 – школьного возраста, 313 – дошкольники. 145 ребятишек посещают детские сады, ещё 168 – «домашние». А на стойбищах проживают 112 малышей в возрасте от 0 до 7 лет.

Новая образовательная программа рассчитана на тех, кто пойдёт в первый класс в сентябре 2021 года. У них будет год, чтобы вместе с родными подготовиться к этой важной вехе: проект «Электронная мобильная школа» планируют запустить в сентябре 2020 года. А пока идёт опрос представителей КМНС, аккумуляция ресурсов и заинтересованных людей.

– Предполагается, что с некоторой регулярностью (раз или два в месяц) на стойбище будет приезжать педагог, направлять и подсказывать, ведя ребёнка или группу детей по образовательной траектории. Это должен быть человек из своих, который понимает менталитет этноса, является носителем языка, – уточняет требования к наставникам Светлана Андрийченко, заместитель начальника отдела организации общего образования районного департамента.

КСТАТИ

Не понаслышке зная, что такое школьный интернат, поэт и общественный деятель Юрий Вэлла решил обучать внуков прямо у себя на стойбище. Так, в 1996 году появилась стойбищная школа на Тюй-тяхе.

К примеру, в Русскинской школе-интернате нашлись двое учителей начальных классов, которые свободно говорят по-хантыйски, они заинтересовались новым проектом. Опять же, посетив таёжные угодья и поближе познакомившись с родителями, чиновники выяснили, что некоторые мамы имеют высшее образование. Пройдя курсы переподготовки, они могли бы стать учителями для своих и соседских детишек. Не стоит думать, что если люди живут в лесу, то не умеют пользоваться техникой, не смогут разобраться в приложении. Родители отлично справились, и даже просили скачать им материалы, чтобы тут же начать заниматься с детьми. Программа написана с учётом возраста учеников, это, скорее, познавательная игра: выполнив одно задание, ребёнок получает ключ к следующему.

Альтернативы интернату есть

В состав «агитбригады», посетившей Сургутский район в конце января, вошли Надежда Костылева, начальник отдела непрерывного образования КМНС окружного департамента и молодёжной политики, и Надежда Савина, советник первого заместителя губернатора ХМАО – Югры. В феврале знакомство с семьями коренных жителей Сургутского района продолжилось: кураторы проекта «Электронная мобильная школа» навестили угутские юрты.

Надежда, сама из рода манси, много лет занимается вопросами образования детей ханты, манси, ненцев и чувствует ответственность за их судьбы.

– Проект «Электронная мобильная школа» – революционное решение для дошкольного и начального образования детей. Это было поручение Алексея Викторовича Шипилова на одном из советов по вопросам КМНС при правительстве Югры. В шесть-семь лет отнимать ребёнка от матери неправильно. Ведь как в таком случае сохранять язык, этнокультурную самоидентификацию, традиционное воспитание «детей природы»?

Ещё одна обсуждаемая альтернатива проживанию в интернате – гостевая семья: когда во время учебного года ребёнок со стойбища живёт не в казенных стенах, а гостит в обычной, допустим, русской семье – там ему наверняка будет комфортнее, в смысле душевного тепла. С другой стороны, это и межнациональное общение, и межкультурный обмен. Тема находится в обсуждении.

КОММЕНТАРИИ

Галина ЛАПТЕВА, учитель родного (хантыйского) языка и литературы Ляминской школы-интерната:

– Уже более 20 лет я на вертолёте собираю учеников к началу учебного года. Сейчас это уже дети моих выпускников, следующее поколение. Построили немало промысловых дорог. И хантыйские семьи стали жить лучше – у многих есть собственные машины, поэтому родители сами привозят детишек в школу. Но всё равно, до некоторых труднодоступных мест иначе как вертолётом не добраться: в верховья реки Лямин, например, где живут семь моих учеников. Момент расставания всегда проходит тяжело, я вижу слёзы детей. Но все понимают, что без образования – никак. Подготовка детей к школе очень нужна. Таёжные семьи живут в другом мире, некоторые русским языком толком не владеют, дети шести-семи лет не знают алфавита, цифр – в первом классе им вдвойне тяжелей. Поэтому к новому проекту я отношусь положительно, готова быть наставником. Главное, чтобы на стойбищах была бесперебойная интернет-связь.

Татьяна ОСМАНКИНА, заместитель главы Сургутского района:

– Мы будем участниками проекта. В рамках этого проекта предполагается установка оборудования на стойбища, в информационно-методические центры, частично в школы, где учатся дети ханты. Таким образом будет организована работа с дошкольниками и детьми младших классов, которые часто болеют. Реализация таких подготовительных программ для детей ханты весьма актуальна. Наша задача – подготовить специалистов-методистов, воспитателей, которые будут работать в рамках данного информационного ресурса. Для детей начальной школы, которые часто болеют, он может использоваться в том случае, если ребёнок заболел и находится у родителей на стойбище. Консультационная площадка нужна для обсуждения домашних заданий, отдельных тем и предметов, которым можно обучить дистанционно. Нам она также будет необходима в дни актировок и для учащихся с 5 по 11 классы. В исключительных случаях для старшеклассников мы тоже можем кратковременно использовать этот ресурс.


– Максимальное количество учеников – шесть человек, минимальное – два, два учителя. Один вёл точные науки, другой – гуманитарные. Остальные предметы они делили между собой. Учителя всё время спрашивали нас: «Кого вы хотите вырастить из ребёнка? Оленевода или кого-то ещё?». Мы говорили им: «Мы никого не хотим вырастить, мы хотим, чтобы они были настоящими людьми, которые могут думать, сочувствовать, чувствовать красоту, отличать её от изъяна. Понимать философию, поэзию, музыку, изобразительное искусство». Мы не ставили перед детьми задачи, что они будут жить на стойбище или в городе. Мы считали, что жизнь должна сама всё определить, – рассказывал Юрий Вэлла. Спустя 11 лет школу закрыли, сославшись на то, что в Югре нет соответствующей законодательной базы. Однако этот уникальный опыт стал хорошим подспорьем для тех, кто задумывается, как совместить традиционный образ жизни КМНС и полноценное семейное воспитание детей. Авторы нового окружного проекта «Электронная мобильная школа» для семей КМНС предлагают назвать его именем Юрия Вэллы, в знак уважения и светлой памяти о нём.

Анастасия ВОЛКОВА

ФОТО Надежды САВИНОЙ и Галины ЛАПТЕВОЙ