Александра Иванова отметила 80-летний юбилей

Александра Иванова отметила 80-летний юбилей

В конце марта Ляминская ветеранская организация отметила свой 25-летний юбилей. Во время торжества активным ветеранам, труженикам тыла были вручены заслуженные награды. Получила Почётную грамоту, ценный подарок и Александра Васильевна Иванова, которой 31 марта исполнилось 80 лет.

Вся жизнь Александры Васильевны прошла в Ляминой, здесь она родилась, выросла и трудилась, начиная с малых лет. Судьба не баловала её, как и многих детей военного времени. Александра – из семьи спецпереселенцев, немало выпало испытаний на их долю. События дней минувших Александра Васильевна описала в своём дневнике. Горькая история очевидицы отражает целую эпоху одного поселения и вместе с тем – всей страны. С дневниковыми записями я хочу познакомить сегодня вас, уважаемые читатели.
И грянул 30-й год…
Свою историю Александра Васильевна начинает издалека, со своих предков. В Исетском районе Тюменской области была деревня небольшая – всего в одну улицу:
«Люди жили, трудились. Держали своё хозяйство, сеяли рожь, пшеницу, овёс, лён, из которого потом ткали полотно, шили одежду. Сдавали зерно, мясо, молоко, яйца, шерсть. Их облагали налогами. Были и такие, кто всё, что оставалось, везли в Тюмень и там продавали, на это и жили, и покупали одежду, утварь. Там жили два моих деда. У моего отца была большая семья: он и четыре сестры. У мамы тоже было четыре сестры. Мой отец и дед построили мельницу, зерно мололи всем селом. И хлеб пекли сами.
Мама рано осталась без матери. Её отец привёл другую женщину, но жили все дружно. Пока не грянул 30-й год.
Пришли рано утром: милиционер и те, кто не хотел работать. Открыли картофельные ямы, не дали управиться со скотом, вещи забрали, не оставив никакого документа. Дали немного муки, сменное бельё, погрузили на сани. И вот маму с отцом, с четырьмя детьми, родителей папы и его сестру отправили обозом до Тобольска. Ни надеть на себя, ни накрыться было нечем. А на дворе стоял апрель.
Отец мамы был моложе, его увезли в Тюмень и расстреляли, объявив кулаком и врагом народа. Деду по папиной линии в то время было 64 года, его расстреляли в 37-м.
По дороге люди умирали. Живые делали в снегу ямку, зарывали усопших снегом, зная, что они не будут захоронены.
Привезли их в Тобольск, поселили в церкви (она уже была разграблена). Ждали, когда вскроется река, чтобы везти на баржах. Женщины ходили в дом, где пекли хлеб, больше есть нечего было. Когда мама ушла печь хлеб, умер младший из детей, ему было всего четыре года. И тут как раз объявили грузиться. Даже не дали родителям похоронить сына, он так и остался на лавочке…»

Лямина
«…И вот повезли их на барже под открытым небом. Тех, кто умирал, кидали в воду и плыли дальше. Людей выгружали по берегам реки. Кругом вода, лес и никакого жилья. Многие умирали с голоду. Ладно, летом – ягода, грибы спасали. Люди рыли землянки, так и жили. Подошёл черёд и моих родителей, их выгрузили в Ляминой. Тут было несколько избушек, жители занимались рыбалкой. Их предупредили, что едут убийцы, бандиты, посоветовали прятать топоры, ножи…»
Александра Васильевна рассказывает, как ссыльные рыли землянки под строгим оком надзирателей, как строили посёлок Песчаный, кругом – тайга, дикоросов полно, а им не давали даже гриб сорвать. Провинившиеся работники исчезали бесследно.
«…В Ляминой построили один большой дом – по углам четыре хозяина, а в середине – печка. Привозили брёвна, отпиливали 2–3 чурки, сжигали, опять пилили. Дрова не заготовляли, было это до 50-х годов. И вот, наконец, построили дома, клуб, школу. Стал колхоз им. 1-го Мая…»
Александра родилась в 1938 году, а через три года началась война. В 41-м забрали отца в армию, он попал в Архангельск, на военный завод. Настали тяжёлые времена, в деревне остались старики, женщины да дети, на плечи которых легли все тяготы военных лет. Для малых детей оборудовали садик, приспособив для этого заброшенное помещение. Сколотили нары, накидали соломы.
«…Из дома приносили немного молока и кусочек хлеба. На детей давали 150 граммов, на взрослого 500. За нами следила одна старушка, чтобы куда-нибудь не убежали. Маму свою я почти не видела: уходила она рано и поздно возвращалась. В 5 лет нас уже заставляли полоть траву. Привозили шерсть, её надо было теребить. Взрослые катали валенки, отправляли на фронт. Мы скоблили тал для овец, перебирали картошку.
Во время войны у нас был детдом, где жили дети из Ленинграда. Когда блокада закончилась, их увезли, а туда понабирали разных бездомных детей. В детдоме держали скотину, воспитанники сами за ней ходили, огород сажали, но всегда были голодные, лазили по огородам. Зато жирел персонал – продукты воровали. Потом несколько человек посадили.
Мы находились под комендатурой, выехать никуда не могли, были «врагами народа». Каждый месяц надо было отмечаться, и это продолжалось до 53-го года, пока не умер Сталин...»

Когда закончилась война
«…Война закончилась, мне было 7 лет. Хорошо помню, как вернулся первый солдат с фронта. Столько было слёз и радости! Вернулось мало, многие погибли. Отец вернулся в 47-м. А через год ушёл к другой женщине.
Я вот вспоминаю своё детство. Весной чуть не весь огород перекапывали, не осталась ли в земле картошка – испечь её и поесть. Мама зачастую говорила: терпи дочка, бог терпел и нам велел. Вот и терпели.
В семилетнем возрасте сестра отца первый раз посадила меня доить корову. Маленькая, худенькая, силы нет… а деваться некуда, так и научилась, ведь мамы дома не было, все были на работе. В колхозе работали за трудодни. Колхоз держал коров, лошадей, овец, свиней. Мы чуть подросли, нас уже гоняли на покос. В день ставили план – 100 тонн сена. Работали на износ, а люди были добрей.
Мама работала на смолокурне. Они смолили лодки и прочие плавучие средства. Ведь у нас делали баржи, мотолодки, лодки. Пока не было пилорамы, копали яму, а сверху брёвна клали, одно снизу, другое сверху, пилили доски. Сразу после школы я – сама как тростинка – пошла работать на деревообрабатывающие станки, вдвоём с мамой – в доме-то мужчины нет. Сестра жила отдельно, у неё уже своя семья была. Дрова готовили вручную. Идёшь в лес, после работы или в выходной, надо на зиму заготовить, напилить, расколоть, сложить в поленницы, а по зиме вывозить на лошади…»
Замуж выйти не напасть, замужем бы не пропасть
Замуж выскочила слишком рано, о чём пожалела потом. Он был сирота, отец после войны умер от ран, и мать умерла. Думала, раз вырос без родителей, значит, не будет обижать, нормально станут жить, но горько ошиблась. Немного оперившись, он стал пить, гулять, ущемлял детей во всём, а их шестеро народилось, укорял даже едой. Она кормила ребятишек до него или после. Вспоминает, как однажды дочка трёхлетняя съела кусок мяса, он взял её за ноги и чуть не убил об косяк. И чего только не пришлось перенести этой женщине: и ножи, и топоры, и ружья – всё в ход шло.
«…Потом его посадили. Так мы впервые выспались, и дети поели, никто не укорял, не выгонял из-за стола, вздохнули свободно. Конечно, трудно было, в доме я да мама и шестеро детей. Помощи ниоткуда не было, из тюрьмы приходили алименты по 2 и 3 рубля. Растила детей, всё им отдавала, сама не доедала. Когда муж освободился, угрожал, хотел детей повидать – они убегали. Он даже конфетки им не привёз…»
Когда дети подросли, женщина вновь испытала судьбу. Но опять неудачно. И второй супруг любил к стопке приложиться, показать, кто в доме хозяин. И с ним была битой. А когда заболел, ухаживала за ним. Вскоре умер, и полгода не прошло после того, как она похоронила маму.

Зато на работе ценили
Несмотря на трудную женскую долю, Александра Васильевна не озлобилась, была активной участницей художественной самодеятельности и всюду поспевала. Она и сейчас, в свои 80, фору даст тем, кто моложе. Ещё и по ягоды, по грибы в лес ходит.
«…Я на работе, кроме почётных грамот, благодарностей, ценных подарков, денежных премий, ничего не получала. На доске Почёта «висела», была ударником коммунистического труда. Шесть лет избиралась депутатом сельсовета, работала и воспитателем в садике, и казначеем в профсоюзе, а главная профессия – станочник по деревообработке. И лес валила, и на пилораме работала, в общем, куда пошлют, туда и иду. И так – до пенсии.
Теперь вот живу в доме, который отапливается дровами, пенсия небольшая, а доходы – только огород да что из лесу. Дети выросли: кто где…»
Александра Васильевна Иванова – ветеран труда, имеет Медаль материнства: у неё 6 детей, 11 внуков и 5 правнуков. Самому старшему – 17 лет, младшему – годик. Сегодня она мечтает о благоустроенной тёплой квартире с центральным отоплением и о том, чтобы дети и внуки чаще её навещали.
Галина ВЕЧ
Фото Кристины Хабаровой
16:00
246