​Благодатная тишина

​Благодатная тишина

В окружении вековых сосен в живописнейшем месте Когалыма стоит собор Успения Пресвятой Богородицы. Ранним утром меня тут встречает только крик сороки и осторожный первый снег. Вокруг – белоснежные здания. Я нахожусь на подворье Пюхтицкого Успенского ставропигиального женского монастыря.

Архитектура главного собора довольно необычная. Как рассказала инокиня Наталья – от­ветственная за социальные свя­зи подворья, строители взяли за образец Новгородскую архи­тектуру XV века и произвольно увеличили размеры. Обычно та­кие эксперименты редко бывают удачны, а здесь получилось инте­ресно, красиво и оригинально.

Монастырь в Когалыме, как, впрочем, и сам город, доволь­но молод – в этом году святой обители исполнилось всего 18 лет. Матушка Наталья, которая согласилась провести со мной субботний день, находится в мо­настыре с первых дней.

– Лично меня, когда я толь­ко приехала, поразила огромная востребованность в любом тру­де на благо церкви. В Москве, где я раньше жила, проблема кадров не стоит так остро: там множество прекрасных ду­ховников, проповедни­ков, богословов, – вспо­минает инокиня.

ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ТРЁХ СЕСТЁР

– Первых сестёр сюда прислали в 1998 году по благословению Святейшего Патри­арха Алексия. Пюх­тицкий монастырь – ставропигиальный, это значит, что он подчиняется непосредственно главе Помест­ной Церкви, и потому Патриарх Алексий лично принял участие в решении вопроса. Это была его идея – от­крыть не новый мона­стырь, а подворье ста­рого – с устоями и тра­дициями. В любом деле, знаете ли, важно питаться от опыта предшественников, – го­ворит матушка Наталья.

Первые годы за валом работы некогда было есть и спать. Сестёр поначалу было всего три-четыре, а помимо текущих дел требовалось ещё немало труда вложить в интерьер и утварь хра­ма. Изнутри собор достаточно светлый, в нём много простора, высоченный свод. Но кроме ве­ликолепного иконостаса, выпол­ненного в стиле Андрея Рублё­ва, в интерьере не было ничего.

Сейчас, спустя годы труда, молитвенную жизнь и быт монастыря отличает налаженность и чинность: богослужение благо­лепное, храм украшен утварью, территория вокруг него цвету­щая – везде порядок и чистота.

Конечно, очень многое в мо­настыре зависит от личности настоятельницы. И тут важно отметить, что монахиня Ксе­ния – настоятельница Подво­рья в Когалыме – прошла на­стоящий монашеский путь. Он начинается с чина послушни­ка – так называют в монастыре новоначального. Послушники традиционно испытываются в серьёзности своего намерения стать монахом через тяжёлые и грязные работы.

– Нельзя забывать, зачем на землю приходил Иисус Хри­стос. Священное Писание гово­рит: «...Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом». Слова назидания без личного примера ничего не стоят. Если бы Господь не испытал на себе всё, что испытывает челове­ческий род: лишения, трудно­сти, бедность, клевету – как бы мы услышали Его призыв к святости и самоотвержению? Это и для нас всех урок – име­ют вес лишь наставления того человека, который сам прошёл испытания и знает им цену. Послушничество даёт ни с чем не сравнимый опыт монастыр­ской жизни, – поясняет инокиня Наталья.

ПРО МОНАСТЫРСКУЮ ЖИЗНЬ

Помимо внутреннего мона­шеского делания первоочеред­ной своей задачей монахини считают поддержание богослужебной жизни храма. Особен­ность Когалыма, как и многих других северных городов, в том, что взрослое население здесь практически всё работа­ющее. То есть той прослойки, которая в центральной полосе России помогает совершать богослужение в будние дни, в городе почти нет: обычно это пенсионеры и изредка – сту­денты-очники.

Но на участии в богослуже­нии обязанности монахинь не заканчиваются. Надо приводить в порядок храм: подметать, мыть, протирать. Надо следить за ут­варью: начищать подсвечники, очищать и заправлять лампады, промывать киоты икон. Надо поддерживать в порядке обла­чения священнослужителей и храма: шить, чинить, стирать. Просфорницы пекут просфоры, регенты расписывают для хора ноты, обучают певчих и чтецов... И одежду себе сестры шьют сами – ведь у монахов своя фор­ма, и в магазине её не купишь.

Территория монастыря тоже требует забот: зимой очищать от снега, летом озеленять. Есть и подсобное хозяйство: большая теплица, грядки, много ягодных кустарников, птичник...

Основная цель любого хри­стианина – приведение души в состояние, приемлемое для жиз­ни в Царствии Небесном или, по- другому, её спасение. У монаше­ства та же самая цель, только не­сколько иной, нежели у мирских людей, метод её воплощения.

– Опыт говорит, что мона­шество – это призвание, оно не предназначено для любого чело­века. Быть монахом – особый путь, и для него нужно особен­ное устроение души, – делится инокиня Наталья.

Кстати, в церкви есть тра­диция, которая у нас в России пресеклась с революцией: люди давали обет послужить Богу в каком-нибудь монастыре, приез­жали туда на год-другой, труди­лись и затем возвра­щались обратно в мир. Их назы­вали трудниками. Современному человеку, в принципе, сложно будет прожить в монастыре даже трудником. Он привык развле­каться в миру, противоречить, спорить, осуждать. Здесь же это неприемлемо.

– Здесь принято слушаться. Никто не требует уважать старшего, если его не за что уважать. Однако внешнее почтение должно быть обяза­тельным. Это не лицемерие, это некоторая социальная норма, ко­торая поддерживает устои общества. Апостол Павел пишет, что в обществе каждому надо отдавать то, что положено: кому налоги – налоги, кому по­чтение – почтение. А современ­ному человеку нужно объяснять такие элементарные вещи, – го­ворит монахиня.

ЦАРСТВЕННЫЕ ОДЕЯНИЯ

Инокиня Наталья – ризничая. Под её на­чалом и руководством сёстры шьют облаче­ния для священнослужителей. В ризнице, комнате, где хранятся облачения, я с интере­сом разглядываю все эти одеяния: парчовые и гобеленовые ризы, расшитые подризники, праздничные ризы с бархатными вставками и сложной ручной вы­шивкой. Некоторые об­лачения сшиты по древ­ним образцам, которые сейчас редко употребляются. Всё это разнообразие было сотворено мастерицами-сёстрами, которые трудились над некоторыми обла­чениями по нескольку месяцев.

Здесь можно увидеть разные цвета и оттенки. Так, голубые ризы используются на Бого­родичных праздниках – Благовещении, Успении, Рождестве Пресвятой Богородицы и других. Голубой цвет символизирует чи­стоту и непорочность. На Господ­ские праздники облачения могут быть золотыми или белыми, на дни памяти подвижников-препо­добных – зелёные. В Пюхтицком уставе о цветах облачений запи­сано много старинных особен­ностей, которые не сохранились в приходских храмах. Например, на малые посты – Рождественский, Петров – служат в тёмно- зелёном, а на память архангела Михаила – в бордовом.

Разнообразие облачений спо­собно создавать на богослуже­нии особую праздничную атмос­феру. Видя на службе священников, которые торжественно выступают в таком царственном одеянии, поневоле становишься чуть строже к себе и вспомина­ешь, что находишься в доме Бога на Земле.

ОБЪЯСНИТЕ МНЕ ВСЁ

В продолжение учебного года сёстры монастыря проводят пра­вославные беседы в городской библиотеке. Последние три года цикл встреч был посвящён исто­рии Русской церкви, её святых.

– Нередко житийный жанр выглядит для современного человека как-то формально: «Ро­дился в благочестивой семье, в юном возрасте поступил в мона­стырь, подвизался там 30 лет и стал творить чудеса». За скоб­кой остаются все жестокие реалии жизни, весь её трагизм. И теряется понимание того, что святость – это не оранже­рейное благочестие, святость – это вседневное преодоление своего эгоизма в толще самой обыкновенной жизни. Из насто­ящих историй святых можно почерпнуть много полезного и близкого именно тебе, об этом и были наши встречи, – рассказы­вает инокиня Наталья.

В этом году лекции будут посвящены теме богослужения. Как оно развивалось, как находило прекрасные формы для своего со­держания через опыт святых людей и какой вид приняло к наше­му времени – на эти и многие другие во­просы монахини отве­тят на еженедельных встречах.

В целом, узнав мо­настырскую жизнь изнутри, можно отбросить от себя несколько навя­занных обществом стереотипов. Монастырь – это свой маленький город, в котором нужно поддер­живать в порядке храм и терри­торию, находить время для поса­док цветов, овощей, держать хозяйство, распределять бюджет – всё это делают сёстры. Ещё один миф можно смело развеять: мо­нахини – не вечно унылые ста­рушки с опущенной головой, это жизнерадостные, приветливые, образованные люди, которые не сторонятся других, но относятся с любовью к каждому, кто прихо­дит в обитель.

Маргарита Вольфсон, / фото автора.
11:20
832