Певец и хранитель Юганской земли

Певец и хранитель Юганской земли

10 октября исполняется 85 лет со дня рождения Петра Семёновича Бахлыкова – самобытного художника, писателя, краеведа, основателя Угутского краеведческого музея. 

Пётр Бахлыков – русский самородок, из тех, на ком держалась и держится наша земля. Человек, не получивший базового образования, этому помешала война, оставил после себя целое наследие. Это живопись, графика, скульптура, книги и музей. Его по праву называют Просветителем. 

«О, что это за народец!» 

Пётр Семёнович родился в 1932 году в деревне Вахлова Сургутского района Тюменской области. Сейчас этой деревни уже нет, её постигла такая же горькая участь, как и большинство малых деревень России. В соседнем посёлке он проучился лишь четыре года в начальной школе, после чего, как и многие ребята сороковых годов, пошёл работать. В колхозе трудился наравне со взрослыми на добыче рыбы, на лесозаготовках, занимался охотничьим промыслом. Потом его призвали в армию, после окончания армейской службы в 1955 году трудился бригадиром рыбодобычи, управляющим отделением совхоза в деревне Вата.

В 1960 году Бахлыков переехал с семьей в Угут, где и прожил всю свою жизнь. Работал в Тауровском отделении промыслово-охотничьего хозяйства техником-лесоводом, затем егерем, заведующим производством. По роду своей деятельности часто бывая в отдалённых юртах, Пётр Семенович с интересом наблюдал за лесными людьми. 

«О, что это за народец! До наивности простодушный и честный, – с восхищением писал он в своём дневнике. – В отличие от прочих цивилизованных наций, ханты не умеют обманывать, врать, воровать. В случае необходимости делятся последним, не могут отказать в помощи. Никогда не претендуют на лучшую жизнь и блага, довольствуются тем, что имеют». 

Эти прекрасные качества коренного малочисленного народа так поразили его, что он уже не отделял их судьбу от своей. Ему захотелось сделать всё возможное для пропаганды их истории и культуры. Будущий краевед, художник и летописец оказался погружён в благодатную атмосферу, сотканную из уникальной самобытной культуры коренного народа и природной красоты юганской тайги. Он буквально впитывал в себя культуру юганских ханты. 

Особый дар Петра Семёновича – чувство глубокого единства с духовной, творческой энергией этого народа – вдохновил его на создание уникального музея, который фактически начался с одной случайной и, казалось бы, немудрящей находки – древнего хантыйского самолова «черкан», который стал первым музейным экспонатом.

За несколько лет ему удалось собрать богатейшую коллекцию предметов быта (одежды, домашней утвари) и национальных музыкальных инструментов юганских ханты, которая легла в основу открытого 23 июня 1979 года Угутского краеведческого музея.

Картины, которые согревают 

Была ещё одна мечта у Петра Семёновича, которую удалось воплотить в жизнь. «Ещё в детстве потянулся к рисованию. На чём только не рисовал! На песке, на снегу, на старых книгах, – пишет о себе Бахлыков. И рассказывает, что, будучи уже взрослым, он перечитал и пересмотрел о художниках всё, что попадалось под руку. И вот, в 1973 году, уже сорокалетним, решился скопировать из учебника для 4-го класса иллюстрацию картины Васнецова «Три богатыря». Подготовил полотно, самодельные кисти и, собравшись с духом, коснулся маслом до влекущей и пугающей поверхности полотна». И испытал восторг! Два года «художничал на досуге» – для души. 

Всё свободное время отдавал он любимому занятию. Упорно и настойчиво искал свою манеру письма, своё понимание мира и человеческого характера. В 1979 году из-под его кисти вышел подлинный шедевр, картина «Дитя природы», на которой изображён старик-ханты, плывущий на лодочке-долблёнке. Сколько в этой фигуре света, мудрого, лукавого спокойствия и одухотворённости! Все работы Петра Семёновича такие же ясные и высокие по настроению. Он писал душу народа, культуру которого глубоко ценил и понимал, вкладывал в картины самого себя. 

Центральное место в его полотнах занимает человек, его взаимоотношения с природой, с себе подобными, взаимовлияние культур. Любимые темы Бахлыкова: разумный и гармоничный союз человека и природы, судьба духовно-культурного наследия юганских ханты, их история, возрождение края. Пётр Семёнович большую серию картин посвятил ханты. Интересна его портретная галерея. В неё вошли и герои народных эпических сказаний («Богатырь Тонья»), и образы земляков («Рукодельница»), и хранители древнего культа («Шаман»). По сути дела, эта небольшая серия стала своеобразным концентратом национальной культуры ханты. 

Её дополнила и выразительная в своей художественной, живописной наивности серия «Культура и история ханты». Как правило, сюжеты картин Петра Бахлыкова основаны на реальных событиях, имевших место как несколько столетий назад, так и в наши дни. Картины подкупают своей простотой и искренностью, а более всего безграничной добротой, которая пронизывает все полотна художника. 

Выставки Петра Бахлыкова начали работать с 1973 г.: в Угуте, Сургуте, Нефтеюганске, на окружных и областных выставках, наконец, в 1995 г., в далёкой Португалии. Позднее он стал хорошо известен в Голландии, Бельгии, Швеции. В Москве его работы, кроме ВДНХ, экспонировались в Третьяковской галерее. За 26 лет деятельности художник создал более ста тридцати картин, которые привлекают внимание людей своей самобытностью и оригинальностью сюжетов, выполненные в упрощённой манере письма, они непосредственны и будто дышат теплом и трогают душу. 

«Медвежья падь», или природа выше человека 

Живопись и увлечение историей родного края настолько тесно переплелись в жизни и творчестве Петра Семёновича, что отдать предпочтение чему-то одному он не мог. Увиденное и пережитое старался передать всеми возможными способами. Так родилась его публицистика. В 1996 году появилась на свет его первая книга «Юганские ханты: история, быт, культура». 

Раскрывая особенности хантыйской жизни, фольклора и мифологии, нравов и обычаев, Бахлыков пытается убедить нас взять всё полезное у этой северной цивилизации, сохранить культуру ханты, способствовать их возрождению. Главы о жилищах, поездках и походах, промыслах и орудиях, одежде и домашней утвари, прикладном творчестве и музыке вносят и научный вклад в угроведение. Многое Бахлыков описал впервые – некоторые игры и праздники, инструменты. 

В 1997 году была издана его «Медвежья падь» – роман-быль о жизни деревни Вахловой, начиная с исхода XIX века. Первая русская революция, первая мировая война, революция 1917 года, гражданская война, установление советской власти. Несмотря на этот непрерывный круговорот трагических событий и перемен, вахловцы сумели создать свой особый крестьянский мир в государстве. Они могли, знали и умели делать всё, что нужно человеку для достойной жизни в гармонии с природой, соседями и местными жителями – остяками. Они создали, можно сказать, «экологически чистый мир», и главными героями этой эпопеи стали сама земля, природа. 

Свет его души 

Наряду с жителями Угута, мне посчастливилось быть лично знакомой с этим удивительным человеком. Ещё совсем молодой журналисткой – корреспондентом газеты «Нефть Приобья» – я прилетела в село впервые в конце 80-х. И первое, куда привели меня ноги, был музей, который располагался в деревянном доме. Здесь я впервые познакомилась с материальной культурой ханты и увидела картины, которые поразили своей самобытностью. От них веяло теплом, как и от растопленной художником русской печки. 

Но больше всего меня поразил сам директор этого необычного для далёкой глубинки музея, он же хранитель, собиратель и экскурсовод. От этого человека, как и от его картин, шло тепло, а сквозь простые черты проглядывала истинная интеллигентность. Он чем-то напомнил мне моего отца, в нём чувствовалось что-то родное. Его приветливость, доброжелательность и откровенность обескураживали и вызывали ответную искренность. Помнится, он сетовал на то, что помещенье маловато для экспонатов и сыро тут его полотнам. Он тогда мечтал о хорошем здании для своей коллекции. 

Спустя несколько лет его детище оформили как филиал окружного музея, утвердили штат работников. В конце девяностых в музее уже насчитывалось более тысячи единиц хранения – от капкана на медведя длиной в один метр до «чешуек», копеечных монет времён царствования Ивана III и Ивана Грозного. Музей стал принимать почти по шесть тысяч человек в год, в нём проводили десятки экскурсий. Бахлыкова начали посещать гости из западноевропейских стран, из Канады и США, даже из далёкой Австралии. Так музей стал делом всей жизни скромного угутского художника. Подобного учреждения, представляющего прародину финно-угорских народов, больше в мире нет.

В мае 1999 года Петра Семёновича не стало. В этом же году угутскому музею было присвоено его имя. 

Несколько лет спустя в Угуте было возведено новое современное здание музея, куда вошла большая часть из двух тысяч экспонатов, собранных деревенским энтузиастом, и постоянно действующая выставка его картин. Музею было присвоено имя юганского подвижника, по велению сердца создававшего духовное пространство не только любимых им просторов Югана, но и без преувеличения – всей Сибири. Дело мастера продолжила его дочь, Евгения Бахлыкова, ставшая директором музея. 

Я горжусь своим отцом 

Евгения рассказала о том, каким замечательным был её отец. Она ездила с ним во все поездки, и вообще, словно хвостик, всюду за ним бегала. И очень трепетно к нему относилась. Он был для неё непререкаемым авторитетом. 

– Мой отец, в первую очередь, был очень культурный и интеллигентный человек, – рассказывает Евгения. – И очень добрый, я с детства это видела. Всю жизнь об этом помню и всем рассказываю. Я горжусь им, он был настоящий человечный человек. Никогда, кстати, на нас не поднимал руку, не сказал ни одного дурного слова. Ой, я просто счастлива, что у нас в доме никогда не было ни мата, ни ругани! И маме он помогал по хозяйству. Они всегда были вместе. Он был ей во всём поддержкой и опорой. А мама, она импульсивный человек, она и депутатом была, и в комиссиях разных состояла, приходила вся на нервах, а он постоянно её успокаивал и утешал.

Уход мужа из жизни стал непоправимым ударом для Нины Теклиевны, года четыре она не могла прийти в себя, каждый день ходила на кладбище. Никому не давала интервью. А однажды призналась журналистам, что ей очень повезло в жизни, что она его встретила. Он и добытчик, и охотник, и рыбак был. И всё строительство – на нём, с деревом хорошо работал! И дом он благоустраивал, и сарай, всё резное делал, начиная от наличников. Помогал любимой жене во всём, старался облегчить ей жизнь. И ванна у них в доме деревянном у первых появилась. Откуда только он её притащил?.. Когда его не стало, она как-то потерялась.

Нина Теклиевна по-прежнему не даёт интервью, а сейчас ещё и приболела немного. За маму «отчитывается» дочь. Посмеиваясь, Евгения вспоминает: отец часто называл маму «дикое племя», «ну она же ненка варьёганская, у неё если эмоции захлёстывают, то всё! Она наведёт в доме шороху!». А отец, даже если между матерью и детьми конфликт случался, умел сгладить все острые углы. 

В своё время Ольга Зырянова, будучи председателем комитета по культуре, называла Петра Бахлыкова «солью земли», «русским Ломоносовым». И, может, кому-то эти слова и покажутся слишком громкими, но доля истины в них есть. Ведь такие люди становятся своеобразным флагманом для всех остальных. На таких хочется равняться. Потому что вся жизнь Петра Семёновича показывает и доказывает, что надо оставаться всегда человеком. И самим собою, заниматься любимым делом – делом, которое приносило бы пользу и радость окружающим тебя людям. 

– Я счастлива, что у меня был такой отец, – подытоживает наш разговор Евгения Петровна. –Он всем помогал. Уже много лет прошло, как его не стало, но ни от кого я не услышала о нём ничего плохого. Село – это же целый маленький мир – все на виду, и чтобы кто-то вспомнил его дурным словом, что он где-то кого-то обидел, кого-то обманул или предал? Нет, о нём говорят только хорошее. Спасибо ему за то, что он в меня вложил своё понимание мира. Я тоже стремлюсь помогать людям, учусь добру и всепрощению, чтобы быть такой, как отец. 

Признание 

Большая работа по созданию музея и художественное творчество нашего героя получили заслуженное признание. В 1990 году Петру Семеновичу Бахлыкову было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», в 1995 – «Заслуженный деятель литературы и искусства Ханты-Мансийского округа». 1 января 1999 года он был удостоен звания «Почётный гражданин Сургутского района». 

Сегодня по праву утверждают, что Угут, как культурный центр, состоялся во многом благодаря тому, что в нём жил и творил Пётр Семёнович Бахлыков. 

Галина Веч, фото предоставлено Угутским краеведческим музеем
10:30
267

ИНВЕСТИЦИОННОЕ ПОСЛАНИЕ ГЛАВЫ РАЙОНА НА 2017 ГОД

Ваше мнение

Уважаемые жители Сургутского района!

У вас появилась возможность оценить работу

руководителей администрации района