В истории семьи - история страны

00:00
1102

Ровно 70 лет назад 24 июня на Красной площади в Москве состоялся главный в истории Советского Союза парад - в честь победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов. Мне удалось пообщаться с очевидцем этого праздника - ветераном труда, ветераном ОАО «Сургутнефтегаз» Жанной Алексеевной БРУСНИК.

Побывав в гостях у моей собеседницы, я была поражена, как бережно Жанна Алексеевна хранит документы своей семьи: справки, копии, фотографии Ивановых-Летуновских. С тридцатых годов прошлого века прекрасно сохранилось и личное дело её отца - офицера Алексея Васильевича Иванова. Офицер Красной (с 1946 года - Советской) армии, он в разное время служил командиром миномётного взвода, адъютантом батальона, командиром 76-й отдельной местной стрелковой роты по охране базы, начальником строевой части АТС ВВС СССР, с 1953 года - в звании майора...

- Папа был интересным, очень грамотным и культурным мужчиной, - рассказывает Жанна Алексеевна. - В конце 1930-х он учился в Минском танковом училище, поэтому воевать против белофиннов его направили в числе первых. В составе 57-го лыжного батальона отслужил всего два месяца: командиров, одетых в белые тулупы, ловко отстреливали финские «кукушки» (снайперы). Папе досталась разрывная пуля в бедро. Спасли его санитарка с собакой - на палатке вытащили с поля боя.

В тылу он перенёс множество операций, но каждый месяц нога воспалялась заново, в результате последней - странная история с гипсом: доктора не могли понять, почему, когда его снимали, нога «разваливалась». Заподозрив пациента в ночных прогулках, стали оставлять его в палате в подвешенном состоянии, чтобы не мог слезть и травмировать ногу. Разобрались лишь в госпитале им. Н.Н. Бурденко. Изучая снимок кости, доктор обратил внимание на едва заметную полоску - оказалось, тонкая пластина осколка всё это время оставалась в кости незамеченной. Её удалили. Госпитализации закончились, но папино здоровье было подорвано (после перенесённых операций нога постепенно укоротилась на 18 см, а прожил он лишь до 55 лет).

Алексей Иванов.

После госпиталя Алексея Васильевича направили в Московский военный округ, в Балашиху, где располагался склад военных боеприпасов.

- Там-то и прошла большая часть моего детства, - продолжает рассказ Жанна Алексеевна. - А папе во время той службы пару месяцев довелось быть адъютантом у сына Сталина. Об этом начальнике в семье говорить не любили: папа упоминал, что Василий Иосифович был человеком грубым, слабым к спиртному и уезжал в командировки, не предупреждая супругу. Папа очень жалел её, но даже на частые просьбы по телефону узнать, когда тот вернётся домой, ничего ответить не мог.

Спустя несколько лет, когда я пошла в четвёртый класс, папу перевели в Мичуринск начальником штаба Качинского высшего военного авиационного училища им. В.И. Сталина... Вот уж поистине повороты судьбы!

В 1943 - 45 годах мама больше времени проводила дома (за год до капитуляции Германии у меня родился брат). Папа же вывозил меня в город -на концерты, в театры, даже на футбол. Ну а на парад Победы 24 июня - сам Бог велел!

Антон Летуновский

ЧТО МОГЛО впечатлить пятилетнего ребёнка? Помню непривычное столпотворение в электричке, которая везла нас от Балашихи до Москвы. На Красной площади видела маршала К.К. Рокоссовского, который руководил парадом, и маршала Г.К. Жукова, но я не столько на них, сколько на их коней смотрела! Если Рокоссовский сидел на чёрном, то у Георгия Константиновича была белая и, как мне тогда казалось, сказочно красивая лошадь, и шла она как-то полубоком, грациозно пританцовывая. Шествие, конечно, было впечатляющим: всё отточено, торжественно, в сопровождении живых оркестров!

Во время парада начал моросить дождик, но люди не расходились - огромное количество заполонило площадь. Потом военные бросали к подножию мавзолея трофейные фашистские знамёна. Этот помост и скинутые на него перчатки, которыми касались вражеских стягов, были сожжены... Домой мы возвращались после первых залпов победного салюта. Сойдя с электрички в Балашихе, мы всё ещё видели отблески продолжающегося фейерверка!..

ВООБЩЕ-ТО в нашей семье много военных.

Мой племянник Роман Логачёв по окончании Санкт-Петербургского военного инженерно-космического университета им. А.Ф. Можайского работал на космодроме Плесецк. Сейчас он на пенсии.

Антон Фёдорович Летуновский (родной брат деда Петра) до 1916 года много лет охранял семью государя-императора Николая Второго - был приставлен к его дочерям. Рассказывал, что в охране порядки были строгими, но во время праздников (особенно на Пасху и Рождество) императрица Александра Фёдоровна отмечала солдат - дарила им что-то из дорогой посуды. А в честь завершения службы жаловала каждому «приданое» - сундук с постельным бельём (деревенские о пододеяльниках и наволочках и не слыхивали) и красивейший фотоальбом с карточками царской семьи. Долго украшали стены избы и ордена Антона Фёдоровича. Позже бабушка Федосья Ивановна, боясь преследования то белых, то советской власти, долго перепрятывала эти «сокровища» на чердаке да в огороде, и в конце концов всё сожгла.

Жанна. 1945 год.

Много писали о знаменитом мамином брате - гвардии капитане Петре Летуновском: посадивший в 1943 году подбитый самолёт в Рижском заливе, он долгое время считался пропавшим без вести. Несмотря на то, что Пётр был ей сводным братом, мама всегда отзывалась о нём только добрыми словами: серьёзный, хороший, заботливый (никогда не уходил из школы, не дождавшись её). Будучи ровесниками, они были очень дружны. Мама никак не могла смириться с потерей Петра: много лет мы искали его, собирали вырезки из книг, газет, где в воспоминаниях ветеранов хоть как-то упоминалось его имя. Мы узнали, что в составе 1-го гвардейского минно-торпедного авиаполка Краснознамённого Балтийского флота в августе 1941 года он совершал налёты на Берлин с острова Сааремаа. Читали, что в январе 1943-го экипаж Летуновского участвовал в прорыве блокады Ленинграда, а в марте того же года Пётр пересел с отечественного на американский бомбардировщик (около 2000 бомбардировщиков А-20 «Бостон» были получены по ленд-лизу), который своими руками переоборудовал под советское вооружение. Были в курсе, что в июне его героический экипаж уничтожил фашистский тральщик, три грузовых транспорта с боевой техникой и живой силой противника, бронепоезд, самолёт и ряд важных промышленных объектов. Мы знали, что в свои 25 лет, после бомбёжки немецкого эшелона, Пётр получил четвёртый орден Красного Знамени. И я рада, что история с найденным самолётом случилась, когда мама была ещё жива. Оказывается, попав с экипажем в плен, Пётр несколько лет провёл в концлагере Людвигсбург и был уничтожен при четвёртой попытке побега...

...Жанна Алексеевна долго показывает мне копии личных карточек из концлагеря, книги о рижском «Бостоне», и читает воспоминания тех, кто был рядом с Петром Летуновским в последние годы его жизни... Все эти удивительные семейные истории она трепетно пересказывает дочери, внукам, журналистам. «Вот так и живёт память, - невольно приходит мне в голову. -Вот так и рождается уважение к нашей истории».

Комментарии для сайта Cackle

новости компаний: