Лянторскую семью с двумя детьми пытаются выселить из купленной ими в ипотеку квартиры

Лянторскую семью с двумя детьми пытаются выселить из купленной ими в ипотеку квартиры

В 2013 году в семье Ермаковых, где подрастают двое сыновей, случилось большое и долгожданное событие – покупка двухкомнатной квартиры. Всё складывалось удачно: банк одобрил ипотеку, а пенсионный фонд «поддержал» затею материнским капиталом. Лейсян Ермакова с энтузиазмом занималась обустройством семейного гнёздышка, пока не грянул гром в виде ещё одной владелицы жилья, которая оспорила сделку купли-продажи в суде.

Как оказалось, в 2009 году доли в злополучной квартире по наследству достались Елене Коневой и её сыну Виталию. Однако они были не единственными претендентами на квадратные метры. Объявилась сестра Елены Галина Слитин, которая тоже оказалась собственником доли в жилье. В ноябре 2013 года она обратилась в Росреестр для регистрации права собственности, но получила справку о том, что у квартиры новые хозяева. В ходе разбирательств Галина выяснила, что нотариус Татьяна Пантина выдала свидетельство о праве на наследование с витиеватой формулировкой: на первый взгляд, Елена Конева владела не четвертью, а целой половиной спорных «квадратов». Оплошности никто не заметил – ни Елена, ни Галина, которые до этого уже много лет не поддерживали связь друг с другом.

Чужая ошибка

31 марта 2014 года Сургутский районный суд удовлетворил иск Галины Слитин, признав за ней право собственности и недействительность сделки купли-продажи. Так, семья Ермаковых лишилась жилья. Отступать и съезжать было некуда: банк продолжал и продолжает по сей день исправно списывать ежемесячные ипотечные платежи. Начались судебные препирательства. До сих пор нет ответа на вопрос о том, почему никто не заметил подвоха ещё на этапе подготовки квартиры к продаже. Росреестр по неизвестной причине выдал Елене Коневой справку о том, что она и её сын Виталий являются единоличными владельцами квартиры преткновения.

Сегодня позиция Росреестра прозрачна: проверку провели, ошибку признали. Но документы о результатах проверки так никто и не увидел. На заявление Ермаковых о предоставлении офи­циальной бумаги пришёл ответ – запрос не соответствует форме. Росреестр сослался на схему работы с госуслугами, однако как ими воспользоваться для получения нетипичного документа, неясно: люди пытаются получить необычную услугу, внутренний документ ведомства. Когда история Ермаковых и Коневых стала известна общественности, представители Росреестра заявили, что документы будут предоставлены. Есть вопросы и к остальным инстанциям. Например, не проявил заинтересованности в прозрачности сделки Пенсионный фонд РФ, который направлял средства маткапитала; не было вопросов у банка, который обычно изучает потенциальных заёмщиков и приобретаемое имущество самым тщательным образом.

Конфликт без горизонта

Какое-то время после суда Елена Конева давала Ермаковым надежду на мирное разрешение конфликта, обещая растопить лёд между собой и своей сестрой. Была и почти завершённая попытка уладить дело в судебном порядке, но за три дня до вступления решения в силу Елена Конева пошла на попятную.

– У меня есть написанное собственноручно заявление, что я отдаю им квартиру. А обратно ничего не получила, гарантию какую-то. Какие-то должны быть гарантии, – объясняет свой поступок Конева.

Вырученные от продажи жилья средства были потрачены на две квартиры – для Елены и Виталия Коневых. Семья Ермаковых, лишившаяся жилья, резонно потребовала вернуть назад свои деньги. Разумеется, отдать четыре миллиона разом Елена Конева не смогла, и из её дохода по решению суда начали «отщипывать» некую часть в пользу семейства Ермаковых. В конце прошлого года Елена уволилась, и из ресурсов у неё осталась одна пенсия, поэтому выплаты стали минимальными. Квартиру, которую Конева купила для себя, по её словам, пришлось пустить с молотка:

– Я её тоже продала, чтобы с ними разгребаться. Бегала, бегала… А у меня тоже сын, извините, – не золото. У меня кредиты, у меня банки… Я должна 500 тысяч банкам.

На сегодняшний день она планирует начать процедуру собственного банкротства.

Плата за постой

В прошлом году Ермаковы из потерпевших внезапно превратились в виноватых. Елена Конева «вспомнила», что по документам квартира снова принадлежит ей. А вот Ермаковы, следовательно, являются «захватчиками», которые отказываются добровольно покидать чужую территорию. Елена кропотливо (с помощью оценочной конторы) подсчитала убытки: оказалось, что Ермаковы «нажили» 439 тысяч рублей.

Лейсян с ней в корне не согласна:

– С 2016 года квартира вновь зарегистрирована на Коневых. Вот за это она и требует деньги: за то, что мы там проживаем, как будто мы у неё снимаем жильё. Мы с ней договор никакой не заключали, деньги она нам не отдаёт. Нам куда съезжать? У нас впереди ещё 14 лет ипотеки.

Открытый финал

Единственное, что сейчас способно помочь Ермаковым вернуть права на жильё, – возбуждение уголовного дела по статье 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием». Но полиция не торопится принимать участие, отказывая в возбуждении дела.

– Нам отказали, якобы здесь нет мошеннических действий. Но они не опрашивали никого, даже нотариуса не опросили. На прошлой неделе меня вызывали в ОМВД Лянтора, чтобы навести справки о моей же семье: состоим ли мы где-то на учёте, где взяли деньги на эту квартиру, – рассказывает Лейсян Ермакова.

Замкнутый круг: прокуратура может отменять решение правоохранителей, а полиция, в свою очередь, может бесконечно выносить постановления об отказе.

Юрист Андрей Кузьмин, представляющий в суде интересы Коневых, видит и другой вариант развития событий. По словам Елены Коневой, её сын Виталий общался с Галиной Слитин и сообщил, что та испрашивает за свою долю жилья 725 тысяч рублей. 600 тысяч на данный момент переданы приставами семье Ермаковых. Если перечислить их Галине и добавить недостающую сумму, конфликт можно разрешить. Елена и Галина смогут переписать свои доли на Ермаковых, а те смогут спокойно продолжать выплачивать ипотеку.

– Я на прошлом суде говорила ей (Лейсян Ермаковой – прим. ред.), а она сказала: «Плати сама» – и пошла, царевна, – комментирует Елена Конева.

Лейсян Ермакова объясняет своё несогласие с этим вариантом отнюдь не царскими запросами:

– Я думаю, этот вариант не подходит. На сегодняшний день я эти 600 тысяч отдать не могу. У меня даже 50 нет. Считаю, что Конева должна сама найти деньги и отдать сестре. Мало того, что мы Коневым четыре миллиона отдали, так теперь ещё и эти деньги. Эта квартира золотой становится.

Юрист Ермаковых Алексей Редькин, в свою очередь, не считает, что оговорённые 600 тысяч вообще подлежат обсуждению. Они не имеют отношения к стоимости квартиры. Эти деньги были взысканы судом с Елены по статье 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими деньгами, то есть суммой, которую Коневы должны были вернуть Ермаковой, но так и не сделали этого.

Впереди ещё не одно судебное заседание, но надежда на закрытие вопроса есть. Делом заинтересовалась уполномоченный по правам ребёнка в ХМАО – Югре Татьяна Моховикова:

– Обращение ко мне есть. Ищем варианты решения. Всё очень сложно, – прокомментировала она текущую ситуацию.

КСТАТИ

По информации юриста Алексея Редькина, в российской судебной практике есть случай, когда квартира в аналогичной ситуации осталась в пользовании до возврата денег.

Елена БАШКИРЦЕВА
ФОТО Анастасии ТАРАСОВОЙ
10:00
527