В Русскинской отметили День оленевода

В Русскинской отметили День оленевода

Музыка на площади Озёрной в Русскинской гремела 24 марта с самого утра. В этот день там проходил один из самых колоритных праздников Югры – День оленевода.

Открыл торжество глава Сургутского района Андрей Трубецкой:

– Чтить традиции коренных народов – это общая обязанность всех, кто пришёл на землю ханты и манси. Поэтому я рад приветствовать и гостей, и участников. Отдельно хочу поблагодарить партнёров, которые помогают нам год из года в проведении этого праздника: ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь, Роснефть, Сургутнефтегаз, Газпромнефть. Всем желаю хорошего настроения, зарядиться бодростью и позитивом, хорошо провести время. Участникам соревнований – удачи на стартах. И пусть победит сильнейший!

Соревноваться, кстати, есть за что. Победителям гонок обещаны снегоходы, предоставленные компаниями «Газпромнефть- Ноябрьскнефтегаз» и «Сургутнефтегаз».

Старт – момент ответственный

Пожелание удачи звучит весьма актуально. Старт представляет собой очень ответственный момент гонок. Вот две оленьи упряжки вышли на стартовую линию, одна из них резво рванула вперёд, а вторая закрутилась волчком и сбросила седока с нарт.

– Олени пугаются большого скопления людей. В тайге такого не происходит, – поясняет стоящий рядом ханты Сергей Мултанов. Кстати, именно поэтому на месте гонок не включают громкую музыку – чтобы не травмировать психику животных. Через динамики звучат только объявления о ходе праздника.

Сергей приехал в Русскинскую издалека. Он живёт в городе Муравленко, что на Ямале. Говорит, что сегодня и там отмечают День оленевода, но в Русскинской праздник проводится с давних времён, здесь больше участников и старты интереснее.

В семье Мултановых оленей триста голов – жить можно. Вот только пастбищ по мере промышленного освоения Севера становится всё меньше. Детей в хантыйских семьях учат управлять упряжками с раннего возраста. Наравне с мужчинами владеют этим искусством и женщины. Сергей рассказывает, что его супруга четыре раза подряд занимала на гонках в Муравленко первое место и один раз – второе. Сам он предпочитает участвовать в других национальных конкурсах – борьбе нюл-тахли, метании тынзяна на хорей, прыжках через нарты.

Своих оленей семья Мултановых на гонки не взяла, поскольку добраться сюда с животными непросто – дороги через тундру нет. У кого есть машина с прицепом, тот везёт упряжку в прицепе. А если на оленях приехать по бездорожью, то у животных не останется сил на участие в гонках.

Сергей говорит, что по хозяйственным делам ханты больше ездят на снегоходах, но в такое время года, в марте-апреле, лучше передвигаться на упряжках: олени точно не сломаются и топливо у них не закончится.

Шашлык из оленины

Праздник продолжается. В районе улицы Озёрной раскинулась ярмарка, на которой местные аборигены продают северные деликатесы и изделия народных промыслов. Чего здесь только нет! Мороженая оленина, рыба, дикоросы, дичь, оленьи шкуры и рога, рукавицы, кисы, изготовленные местными мастерами сувениры.

Местная жительница Елизавета Мултанова уверяет, что все продукты и изделия на их прилавке собственного производства. Вот лежит клюква, рыба, оленина по триста рублей за килограмм, тушка глухаря, аркан на оленя, выделанные оленьи лапы. Туристы берут товар, но Елизавета жалуется, что народа сегодня мало, поскольку праздник оленеводов в этот день проводится не только в Русскинской.

Изучив пищевые пристрастия современных жителей, ханты наряду с традиционной ухой стали предлагать туристам и шашлык из оленины.

– Берите, гости дорогие, наш олень ещё вчера бегал! – предлагает продавец в национальной одежде, снимая шампуры с мангала. Жареная оленина имеет тёмно-коричневую, почти чёрную окраску, и гости праздника охотно разбирают шашлыки, не обращая внимания на цену, – 200 рублей за сто граммов.

В чуме можно отведать и шурпу из оленины. Хозяйка просит 200 рублей за порцию, но соглашается налить две порции за 350. Покушать можно, усевшись на оленьи шкуры, разложенные вдоль стен. Туристы охотно заглядывают в чум, и кто-то недовольно ворчит:

– Вы что, в пещере родились? Вошли, закройте полог!

У другого чума предлагают сфотографироваться в национальной одежде на фоне оленьей упряжки. Всего сто рублей за фотосессию. Хантыйская малица надевается как платье – через голову. При этом голова сразу попадает в капюшон, а руки сами собой оказываются в пришитых к одежде рукавицах. Сергей Покачев объясняет, что малицу шьют из шкуры оленя, а капюшон лучше делать из меха выдры. На ногах местные жители носят кисы из оленьих лап. Такая одежда идеальна для суровой сибирской зимы. Сергей уверяет, что ханты ездят в ней на снегоходах на дальние расстояния и совсем не чувствуют холода.

Борьба в медвежьем стиле

На площади начинаются соревнования по национальной борьбе нюл-тахли. У борцовского ковра собрались зрители, а судья соревнований Расул Чимкаев зазывает участников, в то время как его помощник взвешивает борцов и записывает карандашом их имена (ручка на морозе не пишет).

– Приглашаются все, кроме профессиональных борцов. Борца по ушам узнаю! – звучит из мегафона.

Расул Чимкаев много лет занимается борьбой и прекрасно знает «визитную карточку» профессионала – поломанную ушную раковину. Судья поясняет, что в борьбе нюл-тахли не требуется укладывать противника на лопатки. Достаточно уложить его на живот, на спину, на бок. На поединок отводится четыре минуты, но в реальности удаётся справиться с противником намного быстрее. Кто упал – тот проиграл.

Первая пара ханты в национальной одежде начинает поединок. Противники кружатся по ковру, подражая движениям медведя. Потом сцепляются, и вскоре один из них оказывается на ковре. Поединок окончен.

Рядом начинается метание тынзяна на хорей, расставляют нарты для прыжков, а на сцене проводится конкурс модниц в хантыйских костюмах. Веселье продолжается. Местные жители обнимаются, встретив старых знакомых. Для них этот праздник – возможность собраться всем вместе, повидать тех, кого давно не видел, а для молодёжи – ещё и шанс найти избранника или избранницу.

Завершается праздник дискотекой для коренных жителей Севера. Скажу вам, это что-то. Со сцены звучат популярные эстрадные шлягеры типа, «Ветер с моря дул», переведённые на хантыйский язык. Я уж не знаю, как по-хантыйски «море», оно плескалось здесь в юрском периоде, но ведь как-то перевели.

Андрей МАРКИН
ФОТО Алексея АНДРОНОВА
11:30
531