​Где кончаются Уральские горы: "Вестник" путешествует

​Где кончаются Уральские горы: "Вестник" путешествует

Всего сутки на поезде, и перед вами совершенно другой мир – южные предгорья Урала. Они заканчиваются в Миассе и Чебаркуле. Дальше гор нет.

Известным курортом на Южном Урале считается Че­баркуль. Дополнительную сла­ву этой местности принёс зна­менитый чебаркульский мете­орит, упавший в феврале 2013 года. Его фрагменты сегодня можно увидеть в музее Иль­менского минералогического заповедника. Посещение са­мого заповедника запрещено, а вот в музей сходить стоит – такого количества образцов разнообразных минералов в одном месте мне ещё видеть не доводилось. Кстати, вход на экспозицию обойдётся вам всего в сто рублей.

Однако тем, кто хочет при­обрести путёвку в Чебаркуль, следует позаботиться об этом заблаговременно. В высокий сезон все номера раскуплены.

МЛАДШИЙ БРАТ БАЙКАЛА

Впрочем, по соседству есть не менее хорошие места. То же озеро Тургояк в окрестностях Миасса. Вода в нём настолько чиста и прозрачна, что водоём образно называют «младшим братом Байкала». Местные экскурсоводы уверяют, что его воду можно пить.

– Не ездил на Тургояк, и дальше не буду ездить! – ру­гается таксист, старательно объезжая ямы на дороге. Фе­деральные трассы на Южном Урале хорошие, а вот дороги местного значения никуда не годятся. Впрочем, водитель лукавит. 

Чтобы в Миассе за­рабатывать хотя бы 30 ты­сяч в месяц, таксисту нужно вкалывать без праздников и выходных. Так что каждый клиент ценен. И если проезд до Тургояка стоит 180 рублей, то сдачу тебе отсчитают вплоть до последней копейки.

На озере находится сана­торий и сразу несколько баз отдыха, где можно снять как го­стиничный номер, так и целый коттедж. Или просто поставить палатку на берегу. Проживание с 4-хразовым питанием в вы­сокий сезон стоит примерно 2,5 тысячи в сутки. Ближе к осе­ни на проживание дают скидки.

Озеро Тургояк находится в межгорной котловине, что обу- словливает большую глубину – до 36 метров. И прекрасный вид на окружающие горы, по­росшие сосновыми лесами. Сейчас они уже не столь вы­соки, как миллионы лет назад. На Чашковском хребте можно увидеть природные образова­ния причудливой формы – так называемые скальные остан­цы. Это останки древнего горного хребта.

ОСТРОВ ВЕРЫ СТАЛ МЕСТОМ ПАЛОМНИЧЕСТВА

Свидетельством того, что люди жили в этих местах с неза­памятных времён, служат мега­литы острова Веры. Это сооруже­ния из огромных каменных глыб, возраст которых оценивается в шесть тысяч лет. В более поздние времена на озере скрывались старообрядцы, о чём свидетель­ствуют их постройки. 

Всё это привлекает сторонни­ков нетра­диционной культуры и оккультизма, для которых овеянный легендами остров Веры стал местом паломниче­ства. Так что поклонники йоги, выпол­няющие аса­ны на берегу Тургояка, не вызывают здесь никако­го удивления.

Вслед­ствие какого-то природно­го феноме­на Тургояк пульсирует, время от времени меняя свою глубину и очертания, так что остров Веры периодически превращается в полуостров. Сегодня на Тургояке период «большой воды», поэтому в прибрежной зоне можно уви­деть стволы деревьев, часть ко­торых торчит над поверхностью озера. 

Местные экскурсоводы любят рассказывать историю о человеке, который исцелился от рака, приехав доживать на остров Веры последние дни. Чувствуя себя в долгу перед озером, он в порядке личной инициативы начал выкорчёвы­вать из прибрежной зоны пни.

– И чего я ездил все эти годы в Крым? – сетует один из отдыхающих, житель Ека­теринбурга по имени Северин. – На Тургояке ничуть не хуже.

Большинство отдыхающих здесь местные – из Башкирии, Свердловской и Челябинской областей. Но встречаются и наши земляки с Ямала и Югры.

МИАСС КУПЕЧЕСКИЙ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ

Сам Миасс – промышлен­ный город с огромной пром­зоной. В 1941 году сюда эва­куировали автозавод имени Сталина (ЗИС). Сегодня он носит название Уральского автозавода (УралАЗ). Так что неудивительно, что главной улицей Миасса является про­спект Автозаводцев.

Часть города занимает частный сектор. И людям нравится жить в собствен­ных домах, которые даже не ветшают со временем. Один местный таксист уверял меня, что брёвна, из которых сло­жены постройки, с годами становятся прочными как камень. Есть здесь и старые двухэтажки, но не деревян­ные, как в Сургутском районе, а каменные. Их жители вовсе не горят желанием переезжать в современные новостройки, поскольку в старых домах стены толще, а потолки выше. Идя в ногу со временем, ми­ассцы начали восстанавливать старые купеческие особняки и развивать туризм.

Зарплаты на Южном Урале таковы, что люди идут рабо­тать даже за 11 тысяч. А зара­боток больше 35 тысяч здесь вряд ли отыщешь. При этом ехать вахтовиками на Север миассцы не рвутся. Говорят, их земляков не раз «кидали» в частных фирмах с оплатой.

На местных рынках тор­гуют, как и везде, кавказцы. Правда, цены божеские. По­мидоры можно купить по 50 рублей, а виноград – по сто рублей за килограмм.

Волею судеб мне довелось столкнуться со здешней меди­циной. Все местные жители, с которыми я разговаривал, уверяли меня, что в свои по­ликлиники не ходят, а в слу­чае серьёзного заболевания едут в Челябинск. 

Когда же я поинтересовался, где они от­крывают больничные листы, на меня посмотрели, как на пришельца с другой планеты: какие больничные, о чём вы?

Впрочем, при слабом уров­не бесплатного здравоох­ранения оздоровительные возможности местных сана­торно-курортных учреждений довольно высоки. Благодаря комплексному лечению от никотиновой зависимости мой сосед по комнате в санатории сумел бросить курить за 10 дней! Это же так здорово: и отдохнуть, и отказаться от сигарет.

Текст и фото Андрея МАРКИНА
08:00
269